Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ИВА́Н III ВАСИ́ЛЬЕВИЧ

Авторы: В. Д. Назаров
Иван III Васильевич. Гравюра из «Космографии» А. Теве. 1584.

ИВА́Н III ВАСИ́ЛЬЕВИЧ Ве­ли­кий (имел и вто­рое хри­сти­ан­ское имя – Ти­мо­фей) (22.1.1440, Мо­ск­ва – 27.10.1505, там же; по­хо­ро­нен в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мо­с­ков­ско­го Крем­ля), вел. князь мо­с­ков­ский и вла­ди­мир­ский (1462–1505). Из ди­на­стии моск. Рю­ри­ко­ви­чей, 2-й сын вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия II Ва­силь­еви­ча Тём­но­го. Был же­нат 1-м бра­ком с 4.6.1452 на Ма­рии Бо­ри­сов­не (? – 22.4.1467), до­че­ри вел. кн. твер­ско­го Бо­ри­са Алек­сан­д­ро­ви­ча (об­ру­чил­ся с ней осе­нью 1446), 2-м бра­ком с 12.11.1472 – на З. (С. Ф.) Па­лео­лог. От 1-го бра­ка имел един­ст­вен­но­го сы­на Ива­на Ива­но­ви­ча Мо­ло­до­го, от вто­ро­го – 11 де­тей, в т. ч. Еле­ну Ива­нов­ну, Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча, Юрия Ива­но­ви­ча, Дмит­рия Ива­но­ви­ча Жил­ку, Ан­д­рея Ива­но­ви­ча.

Дет­ст­во И. III В. при­шлось на са­мые на­пря­жён­ные го­ды Мо­с­ков­ской усо­би­цы 1425–53. В мае 1446 он вме­сте с бра­том Юри­ем Ва­силь­е­ви­чем от­прав­лен вел. кн. мо­с­ков­ским Дмит­ри­ем Юрь­е­ви­чем Ше­мя­кой в за­то­че­ние к ро­ди­те­лям в Уг­лич. Ле­том 1447 впер­вые упо­мя­нут в до­го­во­ре Ва­си­лия II с сер­пу­хов­ско-бо­ров­ским кн. Ва­си­ли­ем Яро­сла­ви­чем. В кон. 1448 – нач. 1449 в до­го­во­ре Ва­си­лия II со слу­жи­лым кн. И. В. Гор­ба­тым-Шуй­ским на­зван вел. кня­зем (его ста­тус на­след­ни­ка, а за­тем со­пра­ви­те­ля позд­нее под­тверж­дён в Ор­де). В 1450-е – нач. 1460-х гг. И. III В. под­пи­сы­вал жа­ло­ван­ные и указ­ные гра­мо­ты, вы­сту­пал как су­дья выс­шей ин­стан­ции, ос­та­вал­ся вер­хов­ным пра­ви­те­лем в Мо­ск­ве в от­сут­ст­вие Ва­си­лия II (1456, 1460), уча­ст­во­вал в тор­же­ст­вен­ных це­ре­мо­ни­ях при дво­ре. Ле­том 1459 воз­глав­лял вой­ска, от­ра­зив­шие круп­ный на­бег ор­дын­ских от­ря­дов.

К мар­ту 1462, на­ча­лу 1-го пе­рио­да прав­ле­ния И. III В. (1462–85), за­вер­шив­ше­го­ся соз­да­ни­ем еди­но­го Рус. гос-ва, на тер­ри­то­рии Моск. вел. кн-ва су­ще­ст­во­ва­ли уде­лы двою­род­но­го дя­ди И. III В. – кн. Ми­хаи­ла Ан­д­рее­ви­ча (Бе­ло­зер­ско-Ве­рей­ский) и бра­та – кн. Юрия Ва­силь­е­ви­ча (Дмит­ров­ский). В со­от­вет­ст­вии с за­ве­ща­ни­ем Ва­си­лия II в 1460-х гг. бы­ли сфор­ми­ро­ва­ны уде­лы др. брать­ев И. III В. – Ан­д­рея Ва­силь­е­ви­ча Боль­шо­го (Го­ряя), Бо­ри­са Ва­силь­е­ви­ча, Ан­д­рея Ва­силь­е­ви­ча Мень­шо­го. Все, вме­сте взя­тые, уде­лы по пло­ща­ди ус­ту­па­ли тер­ри­то­рии, управ­ляв­шей­ся вел. кня­зем; удель­ные кня­зья не име­ли пра­ва са­мо­сто­ят. внеш­них сно­ше­ний, но по тра­ди­ции об­ла­да­ли поч­ти пол­ным су­ве­ре­ни­те­том внут­ри сво­их кня­жеств при ус­ло­вии не­се­ния ими во­ен. служ­бы в ка­че­ст­ве со­юз­ных вас­са­лов вел. кня­зя. Юри­дич. ста­тус сёл – вот­чин удель­ных кня­зей (гл. обр. Бо­ри­са Ва­силь­е­ви­ча) в ве­ли­ко­кня­же­ских уез­дах был по­ни­жен вел. кня­зем по срав­не­нию с за­ве­ща­ни­ем Ва­си­лия II. И. III В. про­во­дил жёст­кую по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на уси­ле­ние вла­сти вел. кня­зя и цент­ра­ли­за­цию Моск. вел. кн-ва. По­сте­пен­но И. III В. со­кра­щал тер­ри­то­рии уде­лов (в сер. 1460-х гг. кн. Ми­хаил Ан­д­рее­вич ли­шил­ся ря­да по­жа­ло­ва­ний Ва­си­лия II). Вы­мо­роч­ные уде­лы вел. князь от­ка­зы­вал­ся де­лить с брать­я­ми: в ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния бы­ли вклю­че­ны уде­лы Юрия Ва­силь­е­ви­ча (1472), Ан­д­рея Ва­силь­е­ви­ча Мень­шо­го (1481), ма­те­ри И. III В. – Ма­рии Яро­слав­ны, в ино­че­ст­ве Мар­фы (1485), Ми­хаи­ла Ан­д­рее­ви­ча (1486), руз­ско­го кн. Ива­на Бо­ри­со­ви­ча (1503). При кон­флик­тах с удель­ны­ми князь­я­ми или при по­ли­тич. опа­лах И. III В. вре­мен­но или окон­ча­тель­но кон­фи­ско­вы­вал уде­лы: в февр. – окт. 1480 он ввёл врем. ве­ли­ко­кня­же­ское управ­ле­ние в уде­лах Бо­ри­са Ва­силь­е­ви­ча, а так­же Ан­д­рея Ва­силь­е­ви­ча Боль­шо­го (Го­ряя) (по­сле его аре­ста в сент. 1491 удел был кон­фи­ско­ван). Со­кра­щал тра­диц. пра­ва удель­ных кня­зей (в приё­ме на служ­бу отъ­ез­жав­ших к ним вас­са­лов вел. кня­зя, в фор­мах «смес­но­го» су­да и т. д.). В кон­флик­тах с брать­я­ми, тре­бо­вав­ши­ми зе­мель­ных при­дач за во­ен. служ­бу, И. III В. в 1473 и 1481 де­лал не­зна­чит. ус­туп­ки. К нач. 1504 на тер­ри­то­рии Рус. гос-ва ос­тал­ся толь­ко не­боль­шой удел во­лоц­ко­го кн. Фё­до­ра Бо­ри­со­ви­ча. В сво­ём за­ве­ща­нии И. III В., на­де­ляя че­ты­рёх млад­ших сы­но­вей, ог­ра­ни­чил их су­ве­рен­ные пра­ва в кня­же­ст­вах и за­пре­тил предъ­яв­лять зе­мель­ные или фи­нан­со­вые пре­тен­зии в ад­рес вел. кня­зя. Это дол­жно бы­ло пре­дот­вра­тить вну­три­по­ли­тич. кон­флик­ты, схо­жие с Мос­ков­ской усо­би­цей 1425–53.

В 1462/63 И. III В. по­лу­чил от вла­де­тель­но­го яро­слав­ско­го кня­зя и всей кор­по­ра­ции яро­слав­ских кня­зей вер­хов­ные пра­ва на яро­слав­ское кня­же­ние, в 1463 и бли­жай­шие за ним го­ды за­вер­шил вклю­че­ние Яро­слав­ско­го кня­же­ст­ва в со­став Моск. вел. кн-ва (его отд. час­ти пе­ре­хо­ди­ли под юрис­дик­цию вел. кня­зей мо­с­ков­ских на про­тя­же­нии 1-й пол. – сер. 15 в.). При этом он со­хра­нил ин­ди­ви­дуаль­ные и кор­по­ра­тив­ные пра­ва яро­слав­ских кня­зей на лич­но-фа­миль­ные вот­чи­ны при ус­ло­вии служ­бы вел. кня­зю мо­с­ков­ско­му в со­ста­ве кор­по­ра­ции яро­слав­ских слу­жи­лых кня­зей. От них в по­зе­мель­ном и слу­жеб­ном пла­не бы­ли от­де­ле­ны ме­ст­ные слу­жи­лые боя­ре и де­ти бо­яр­ские, сфор­ми­ро­вав­шие го­ро­до­вую (уезд­ную) кор­по­ра­цию, со­от­вет­ст­вен­но вер­хов­ные пра­ва на их вот­чи­ны при­над­ле­жа­ли те­перь вел. князю мо­с­ков­ско­му. По схо­жей мо­де­ли про­изош­ло вклю­че­ние в со­став Моск. вел. кн-ва «по­ло­ви­ны» Рос­тов­ско­го кня­же­ст­ва в 1474.

Осо­бых и дол­го­вре­мен­ных уси­лий по­тре­бо­ва­ла на­силь­ст­вен­ная ли­к­ви­да­ция Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки. Пер­вый кон­фликт И. III В. с Нов­го­ро­дом вспых­нул в 1463, ко­гда влия­тель­ная «ли­тов­ская» пар­тия нов­го­род­ско­го бо­яр­ст­ва по­пы­та­лась в про­ти­во­стоя­нии с вел. князем мо­с­ков­ским опе­реть­ся на польск. ко­ро­ля и вел. кн. ли­тов­ско­го Ка­зи­ми­ра IV и на­хо­див­ших­ся в Вел. кн-ве Ли­тов­ском (ВКЛ) кня­зей-эмиг­ран­тов из моск. Рю­ри­ко­ви­чей – Ива­на Ан­д­рее­ви­ча и Ива­на Дмит­рие­ви­ча Ше­мя­чи­ча. Кон­фликт был ула­жен, но к нач. 1470-х гг. серь­ёз­ные про­ти­во­ре­чия обо­ст­ри­лись. Моск. сто­ро­на сфор­му­ли­ро­ва­ла на пе­ре­го­во­рах те­зис о Нов­го­ро­де как ис­кон­ной вот­чи­не вел. кня­зей вла­ди­мир­ских и о един­ст­ве Рус. пра­во­слав­ной зем­ли под эги­дой вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го. Уже во 2-й пол. 1460-х гг. в ок­ру­же­нии И. III В. уси­ли­лись об­ви­не­ния в ад­рес нов­го­род­ских бо­яр в «ук­ло­не­нии в ла­тин­ст­во», что долж­но бы­ло под­го­то­вить об­ще­ст­во к не­об­хо­ди­мо­сти во­ен. дей­ст­вий. По­сле раз­гро­ма нов­го­род­ских войск в Ше­лон­ской бит­ве 1471 и в том же го­ду на Дви­не во вре­мя лет­не­го по­хо­да моск. войск нов­го­род­цы вы­пла­ти­ли зна­чит. кон­три­бу­цию, моск. вой­ска за­хва­ти­ли бо­га­тую до­бы­чу и плен­ных, бы­ли каз­не­ны неск. бо­яр – про­тив­ни­ков И. III В. Он на­вя­зал нов­го­род­цам до­го­вор, ко­то­рым ли­к­ви­ди­ро­ва­лось их пра­во на бес­кон­троль­ную внеш­нюю по­ли­ти­ку, кон­фи­ско­вы­ва­лась часть нов­го­род­ских вла­де­ний на Се­ве­ре, час­тич­но вос­ста­нав­ли­ва­лись ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния и до­хо­ды на осн. тер­ри­то­ри­ях Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки. Во вре­мя по­хо­да «с ми­ром» (1475–76) И. III В. на пра­вах вел. кня­зя су­дил не­ко­то­рых бо­яр по че­ло­бит­ным ря­до­вых нов­го­род­цев. По­во­дом для по­хо­да 1477–78 по­слу­жи­ли спо­ры с моск. вла­стя­ми нов­го­род­ских пред­ста­ви­те­лей, не же­лав­ших при­ме­нять об­ра­ще­ние «го­су­дарь» в кон­так­тах Нов­го­ро­да с И. III В. Ог­ром­ная ар­мия вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го бло­ки­ро­ва­ла Нов­го­род, др. го­ро­да Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки и её ком­му­ни­ка­ции, под­верг­ла ра­зо­ре­нию зна­чит. тер­ри­то­рии, вы­ну­див вла­сти рес­пуб­ли­ки ка­пи­ту­ли­ро­вать. В ре­зуль­та­те бы­ли унич­то­же­ны все тра­диц. нов­го­род­ские ин­сти­ту­ты и ор­га­ны су­да и управ­ле­ния (кон­чан­ское и об­ще­го­род­ское по­сад­ни­че­ст­во, ве­че, ты­сяц­кие, ме­ст­ные су­ды), а ве­че­вой ко­ло­кол снят и от­прав­лен в Мо­ск­ву, вве­де­ны ад­ми­ни­стра­тив­но-су­деб­ные уч­ре­ж­де­ния по моск. об­раз­цу, кон­фи­ско­ва­ны в поль­зу вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го мн. вот­чи­ны ар­хи­епи­скоп­ской ка­фед­ры, мо­на­сты­рей (гл. обр. кон­чан­ских) и аре­сто­ван­ных бо­яр. По при­ка­зу И. III В. бы­ли про­ве­де­ны пре­об­ра­зо­ва­ния, раз­ру­шив­шие тра­диц. струк­ту­ру нов­го­род­ско­го зем­ле­вла­де­ния и со­слов­ное уст­рой­ст­во: в 1484–89 вы­ве­де­ны в центр. рай­оны стра­ны все круп­ные, сред­ние и мн. мел­кие свет­ские вот­чин­ни­ки, пе­ре­се­ле­ны в др. го­ро­да боль­шин­ст­во сред­них и все круп­ные куп­цы. В ито­ге нов­го­род­ское цер­ков­ное зем­ле­вла­де­ние со­кра­ти­лось к кон. 15 в. в 4,5 раза, а свет­ские вот­чи­ны – поч­ти в 16 раз. На ос­во­бо­див­ших­ся зем­лях по­лу­чи­ли по­ме­стья вы­ход­цы из слу­жи­лых кня­зей, слу­жи­лых де­тей бо­яр­ских центр. рай­онов стра­ны. В со­ста­ве Рус. гос-ва Нов­го­род об­ла­дал оп­ре­де­лён­ным ав­то­ном­ным ста­ту­сом (име­но­вал­ся в офиц. тек­стах «Нов­го­род­ской зем­лёй»), а его слу­жи­лые по­ме­щи­ки до кон. 16 – нач. 17 вв. име­ли бо­лее низ­кий слу­жеб­ный и от­час­ти со­ци­аль­ный ста­тус, чем ана­ло­гич­ные груп­пы в центр. уез­дах.

При­сое­ди­не­ние Твер­ско­го княжества (сент. 1485), где пра­вил вел. князь твер­ской Ми­ха­ил Бо­ри­со­вич, при­дер­жи­вав­ший­ся в это вре­мя про­ли­тов­ской ори­ента­ции, не по­тре­бо­ва­ло серь­ёз­ных уси­лий. Вплоть до сер. 16 в. в со­ста­ве Рус. гос-ва оно име­но­ва­лось «Твер­ской зем­лёй», его пер­во­на­чаль­ный ста­тус оп­ре­де­лял­ся как «ве­ли­кое кня­же­ст­во» во гла­ве с вел. кн. Ива­ном Ива­но­ви­чем Мо­ло­дым (1485–90), соб­ст­вен­ной Бо­яр­ской ду­мой и ор­га­на­ми управ­ле­ния. В гра­ницах быв. не­за­ви­си­мо­го кня­же­ст­ва не про­во­ди­лось мас­штаб­ных пе­ре­се­ле­ний, кон­фи­ска­ций и т. п., при том что здесь име­ло ме­сто ис­по­ме­ще­ние слу­жи­лых де­тей бо­яр­ских как из ме­ст­ных, так и из со­сед­них уез­дов. При­сое­ди­не­ние к Моск. вел. кн-ву Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки и Твер­ско­го кн-ва оз­на­ча­ло соз­да­ние еди­но­го Рус. гос-ва (в ря­де ис­точ­ни­ков кон. 15 в. име­ну­ет­ся Рос. го­су­дар­ст­вом).

Вме­сте с тем И. III В. уси­лил по­зи­ции Мо­ск­вы в от­но­ше­ни­ях с ря­дом со­сед­них гос. об­ра­зо­ва­ний. Так, в кон. 1463 на кня­же­ние в Пе­ре­яс­лавль-Ря­зан­ский (ны­не г. Ря­зань) был от­пу­щен вос­пи­ты­вав­ший­ся в Мо­ск­ве вел. князь ря­зан­ский Ва­си­лий Ива­но­вич. В 1464 ему бы­ла от­да­на в жё­ны се­ст­ра И. III В. Ан­на Ва­силь­ев­на, вел. князь мо­с­ков­ский стал осу­ще­ст­в­лять по­ли­тич. и во­ен. кон­троль над Ря­зан­ским вел. кн-вом. Псков­ская рес­пуб­ли­ка так­же на­хо­ди­лась «под ру­кой» вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го при со­хра­не­нии тра­диц. управ­ле­ния, су­да и т. п. По­хо­ды в При­бал­ти­ку моск. войск в кон. 1473, февр. 1480 и февр. 1481 при­ве­ли к за­клю­че­нию Пско­вом до­го­во­ров с Дерпт­ским епис­коп­ст­вом и Ли­вон­ским ор­де­ном (1474, 1481).

Пос­ле по­хо­дов моск. войск 1483 и 1499–1500 в со­став Рус. гос-ва вклю­че­ны Юг­ра, зем­ли Сев. Пре­ду­ра­лья и За­ура­лья, за­ня­тые пле­ме­на­ми ос­тя­ков (хан­тов) и во­гу­лов (ман­си). Окон­чат. вклю­че­ние Вят­ской зем­ли в со­став Рус. гос-ва (1489) со­про­во­ж­да­лось на­зна­че­ни­ем в её го­ро­да моск. на­ме­ст­ни­ков и час­тич­ным вы­во­дом в центр. рай­оны ме­ст­ной вер­хуш­ки.

Во внеш­ней по­ли­ти­ке на 1-м эта­пе прав­ле­ния И. III В. важ­ней­шим ста­ло вост. на­прав­ле­ние. Ка­зан­ско-рус­ские вой­ны (1467–69, 1485, 1487) при­ве­ли к ус­та­нов­ле­нию рус. па­тро­на­та над Ка­зан­ским хан­ст­вом: вел. князь мо­с­ков­ский вы­би­рал кан­ди­да­ту­ры ка­зан­ских ха­нов, в сре­де ка­зан­ской зна­ти сфор­ми­ро­ва­лась «рус­ская» пар­тия. В 1460-х – нач. 1470-х гг. ос­та­ва­лись в це­лом за­ви­си­мы­ми от­но­ше­ния Моск. вел. кн-ва от Боль­шой Ор­ды: вел. князь мо­с­ков­ский вы­пла­чи­вал ха­ну ор­дын­ский вы­ход. Од­на­ко в 1472 хан Ах­мед со­вер­шил круп­ный на­бег на рус. зем­ли, ско­рее все­го спро­во­ци­ро­ван­ный польск. ко­ро­лём и вел. кн. ли­тов­ским Ка­зи­ми­ром IV, взял и сжёг г. Алексин. В 1478 (по мне­нию ря­да ис­сле­до­ва­те­лей, сра­зу по­сле 1472) И. III В. от­кры­то от­ка­зал­ся от вы­пла­ты ор­дын­ско­го вы­хо­да. Это, а так­же уп­ро­чив­ший­ся, ве­ро­ят­но, к кон. 1470-х гг. со­юз Ах­ме­да и Ка­зи­ми­ра IV в со­во­куп­но­сти при­ве­ли к ор­га­ни­за­ции ха­ном в 1480 ши­ро­ко­мас­штаб­но­го по­хо­да на рус. зем­ли («яко при Ба­тые»). В хо­де Стоя­ния на Уг­ре 1480 рус. вой­ска, впер­вые ши­ро­ко при­ме­нив­шие по­ле­вую ар­тил­ле­рию, одер­жа­ли «свет­лую без кро­ви по­бе­ду», оз­на­чав­шую окон­чат. ли­к­ви­да­цию мон­го­ло-та­тар­ско­го ига и об­ре­те­ние фор­ми­рую­щим­ся Рус. гос-вом пол­но­го су­ве­ре­ни­те­та. В том же го­ду И. III В. уда­лось за­клю­чить взаи­мо­вы­год­ное со­гла­ше­ние с крым­ским ха­ном Менг­ли-Ги­ре­ем I, ко­то­рое в даль­ней­шем во мно­гом спо­соб­ст­во­ва­ло во­ен. и ди­пло­ма­тич. ус­пе­хам И. III В. в рус­ско-ли­тов­ских вой­нах.

Иван III Васильевич с семьёй. Фрагмент шитой пелены Елены Стефановны. Кон. 15 в. Исторический музей (Москва).

Пер­вые кон­так­ты И. III В. с го­су­дар­ст­ва­ми Центр. и Юж. Ев­ро­пы от­но­си­лись к кон. 1460-х гг. и бы­ли свя­за­ны гл. обр. с пе­ре­го­во­ра­ми с па­па­ми Рим­ски­ми Пав­лом II, а за­тем Сик­стом IV в свя­зи с под­го­тов­кой бра­ка И. III В. с З. (С. Ф.) Па­лео­лог. В сви­те 2-й суп­ру­ги И. III В. к моск. дво­ру при­бы­ла груп­па знат­ных гре­ков, бы­ст­ро ин­тег­ри­ро­вав­ших­ся в рус. по­ли­тич. эли­ту, а так­же ряд ино­зем­ных мас­те­ров. В 1-й пол. 1470-х гг. ожив­лён­ные кон­так­ты с ев­роп. стра­на­ми бы­ли свя­за­ны с по­ис­ком спе­циа­ли­стов для ра­бо­ты в Мо­ск­ве (рус. по­соль­ст­во в Ве­не­цию в 1474 и др.). Под­дер­жи­ва­лись ди­пло­ма­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ски важ­ные от­но­ше­ния с Ган­зой, Ли­вон­ским ор­де­ном и Дерпт­ским епи­скоп­ст­вом (по тра­ди­ции субъ­ек­та­ми до­го­во­ров с ни­ми вы­сту­па­ли Нов­го­род и Псков). В кон. 1470-х гг. И. III В. ус­та­но­вил ди­пло­ма­тич. кон­так­ты с Мол­дав­ским кн-вом, в янв. 1483 был за­клю­чён брак его сы­на Ива­на Ива­но­ви­ча Мо­ло­до­го и Еле­ны Сте­фа­нов­ны, до­че­ри молд. гос­по­да­ря Сте­фа­на III Ве­ли­ко­го.

По­сле 1485 (в ря­де до­ку­мен­тов и ра­нее) И. III В. по­сто­ян­но ти­ту­ло­вал­ся «ве­ли­ким кня­зем всея Ру­си» или «ве­ли­ким кня­зем всея Ру­си и са­мо­держ­цем». В рус. и иностр. до­ку­мен­тах он име­но­вал­ся кай­зе­ром (т. е. им­пе­ра­то­ром), ца­рём, го­су­да­рем и т. д. Ми­тро­по­лит Мо­с­ков­ский и всея Ру­си Зо­си­ма на­зы­вал его «но­вым Кон­стан­ти­ном» и под­чёр­ки­вал пре­ем­ст­вен­ность И. III В. по от­но­ше­нию к ви­зант. им­пе­ра­то­ру в де­ле за­щи­ты пра­во­сла­вия и Церк­ви. В 1489 Н. Поп­пель, по­сол имп. Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии Фрид­ри­ха III, пред­ла­гал И. III В. при­нять ко­ро­лев­ский ти­тул, од­на­ко моск. ди­пло­ма­ты от­кло­ни­ли это пред­ло­же­ние, обос­но­вав от­каз тем, что власть вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го име­ет бо­же­ст­вен­ное про­ис­хо­ж­де­ние и на­след­ст­вен­ный ха­рак­тер, а зна­чит, не ну­ж­да­ет­ся ни в ка­ком под­твер­жде­нии.

Во 2-й пе­ри­од прав­ле­ния И. III В. (1486–1505) Бо­яр­ская ду­ма окон­ча­тель­но при­об­ре­ла чер­ты за­ко­но­со­ве­щат. ор­га­на при мо­нар­хе; за­мет­но воз­рос­ло зна­че­ние в управ­ле­нии стра­ной всех чле­нов Го­су­да­ре­ва дво­ра, офор­ми­лись его струк­ту­ра и ге­неа­ло­гич. со­став на прин­ци­пах, ко­то­рые со­хра­ни­ли зна­че­ние до кон. 17 в.; сло­жи­лись осн. центр. уч­ре­ж­де­ния ис­пол­нит. вла­сти Рус. гос-ва – Боль­шой дво­рец и «об­ла­ст­ные» двор­цы, Каз­на, ряд при­двор­ных ве­домств и пу­тей. В по­след­ней тре­ти 15 в. сфор­ми­ро­ва­лась со­во­куп­ность уезд­ных (го­ро­до­вых) кор­по­ра­ций, объ­е­ди­няв­ших дво­ро­вых и го­ро­до­вых де­тей бо­яр­ских слу­жеб­ны­ми и по­зе­мель­ны­ми от­но­ше­ния­ми. Эти кор­по­ра­ции ста­ли ос­но­вой рус. ар­мии – дво­рян­ско­го кон­но­го опол­че­ния. Ус­ко­рен­но раз­ви­вав­шая­ся в боль­шин­ст­ве уез­дов по­ме­ст­ная сис­те­ма обес­пе­чи­ва­ла зе­мель­ным «жа­ло­ва­ни­ем» осн. мас­су де­тей бо­яр­ских. По­сте­пен­но в 1480–1490-е гг. И. III В. рас­про­стра­нил на при­сое­ди­няе­мые тер­ри­то­рии и др. уез­ды при­ня­тые в Моск. вел. кн-ве прин­ци­пы опи­са­ния зе­мель (учи­ты­ва­ли гра­ни­цы и струк­ту­ру зе­мель­ных вла­де­ний, ви­ды зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти), а так­же вне­д­рил там уни­фи­цир. еди­ни­цу по­дат­но­го об­ло­же­ния – «боль­шую мо­с­ков­скую со­ху».

В 1497 со­став­лен пер­вый об­ще­рус­ский ко­декс дей­ст­вую­ще­го пра­ва – Су­деб­ник (см. Су­деб­ни­ки 15–16 вв.), от­час­ти уни­фи­ци­ро­вав­ший сис­те­му ме­ст­ных су­деб­ных ор­га­нов (корм­лен­щи­ков – на­ме­ст­ни­ков и во­лос­те­лей). Выс­шей су­деб­ной ин­стан­ци­ей в Мо­ск­ве яв­ля­лись сам И. III В., его сы­но­вья (в 1498–1502 так­же и Дмит­рий Ива­но­вич Внук), бо­яр­ские ко­мис­сии.

Со 2-й пол. 1480-х гг. И. III В. по­сте­пен­но пе­ре­хо­дил к ак­тив­но­му на­сту­па­тель­но­му кур­су в от­но­ше­нии ВКЛ, стре­мил­ся при­сое­ди­нить его вост. и юго-вост. ре­гио­ны с пре­им. пра­во­слав­ным на­се­ле­ни­ем к Моск. вел. кн-ву. Для это­го ди­пло­ма­ты И. III В. сфор­му­ли­ро­ва­ли ис­то­рич., ге­неа­ло­гич. и кон­фес­сио­наль­ные ар­гу­мен­ты: вел. кня­зья мо­с­ков­ские яв­ля­лись един­ст­вен­ны­ми за­кон­ны­ми на­след­ни­ка­ми ки­ев­ских ве­ли­ких кня­зей, а сле­до­ва­тель­но, и при­над­ле­жав­ших им вла­де­ний (в т. ч. и Кие­ва); не­за­кон­ны­ми счи­та­лись за­вое­ва­ния в по­след­ней тре­ти 13 – 1-й тре­ти 15 вв. ли­тов. князь­я­ми рус. кня­жеств, осу­ж­да­лись на­са­ж­де­ние там ка­то­лич. ве­ры и при­тес­не­ние пра­во­слав­ных. Сим­па­тии зна­чит. час­ти пра­во­слав­ной ти­ту­лов. и не­ти­ту­лов. зна­ти ВКЛ, а так­же пра­во­слав­ной шлях­ты всё боль­ше ока­зы­ва­лись на сто­ро­не И. III В. По ре­зуль­та­там рус.-ли­тов. вой­ны 1488–1494, за­вер­шив­шей­ся Мо­с­ков­ским ми­ром 1494, в со­став Рус. гос-ва бы­ли вклю­че­ны вост. зем­ли быв. Смо­лен­ско­го кн-ва с Вязь­мой и зна­чит. часть Вер­хов­ских кня­жеств. И. III В. вы­дал свою дочь Еле­ну Ива­нов­ну за­муж за вел. кн. ли­тов­ско­го Алек­сан­д­ра (янв. 1495), од­на­ко брак не при­вёл к при­ми­ре­нию двух го­су­дарств. В ре­зуль­та­те рус.-ли­тов. вой­ны 1500–03 по Мо­с­ков­ско­му пе­ре­ми­рию 1503 в со­став Рус. гос-ва бы­ла вклю­че­на ог­ром­ная тер­ри­то­рия – вся Се­вер­щина, зем­ли по пра­во­б­е­ре­жью р. Уг­ра, отд. юго-вост. во­лос­ти быв. Смо­лен­ско­го кн-ва, а так­же кре­по­сти – До­ро­го­буж на за­па­де, Бе­лая и То­ро­пец на се­ве­ро-за­па­де. Рус­ско-ли­вон­ская вой­на 1501–03 (Ли­вон­ский ор­ден стал со­юз­ни­ком ВКЛ в 1501) шла с пе­ре­мен­ным ус­пе­хом и за­вер­ши­лась под­пи­са­ни­ем пе­ре­ми­рия 1503 на преж­них ус­ло­ви­ях.

К кон. 15 в. рез­ко ос­лож­ни­лись от­но­ше­ния И. III В. с Ган­зой: в кон. 1480-х – нач. 1490-х гг. нов­го­род­ские на­ме­ст­ни­ки по рас­по­ря­же­нию И. III В. за­пре­ти­ли рус. куп­цам по­ку­пать не­ко­то­рые то­ва­ры у ган­зей­ских куп­цов оп­то­вы­ми пар­тия­ми, что уве­ли­чи­ло взи­мав­шие­ся с ган­зей­ских куп­цов тор­го­вые по­шли­ны и фак­ти­че­ски обес­це­ни­ло их тра­диц. при­ви­ле­гии. Для во­ен.-по­ли­тич. под­держ­ки рус. внеш­не­по­ли­тич. кур­са на Бал­ти­ке (в т. ч. по­зи­ций рус. куп­цов) на пра­вом бе­ре­гу р. Нар­ва в 1492 бы­ла воз­ве­де­на кре­пость Иван­го­род. Осе­нью 1494 И. III В. за­крыл Не­мец­кий двор в Нов­го­ро­де и аре­сто­вал ган­зей­ских куп­цов с их то­ва­ра­ми, по­во­дом для че­го по­слу­жи­ла казнь двух рус. куп­цов в Ре­ве­ле. От­вет­ные ме­ры бы­ли при­ня­ты в го­ро­дах – чле­нах Ган­зы в При­бал­ти­ке. В 1493 за­клю­чён рус.-дат. со­юз­ный до­го­вор ан­ти­швед­ской на­прав­лен­но­сти, ко­то­рый, од­на­ко, прак­ти­че­ски не ска­зал­ся на хо­де во­ен. дей­ст­вий во вре­мя рус.-швед. вой­ны 1495–1497, за­вер­шив­шей­ся под­пи­са­ни­ем Нов­го­род­ско­го пе­ре­ми­рия 1497. В нач. 16 в. И. III В. пред­при­нял не­удав­шую­ся по­пыт­ку уст­ро­ить брак сы­на Ва­си­лия с од­ной из дат. прин­цесс. В це­лом при И. III В. Рус. гос-во в 1470–90-е гг. име­ло ре­гу­ляр­ные или пе­рио­дич. ме­ж­ду­нар. кон­так­ты бо­лее чем с 20 го­су­дар­ст­ва­ми. Ед­ва ли не един­ст­вен­ная ди­пло­ма­тич. не­уда­ча И. III В. от­но­сит­ся к ию­ню 1505: по при­ка­зу ка­зан­ско­го ха­на Му­хам­ме­да-Эми­на аре­сто­ва­ны моск. по­сол М. С. Кля­пик Ероп­кин и рус. куп­цы (они бы­ли ог­раб­ле­ны, часть из них каз­не­на, дру­гая про­да­на в Но­гай­скую Ор­ду).

В прав­ле­ние И. III В., ре­гу­ляр­но уча­ст­во­вав­ше­го в ра­бо­те цер­ков­ных со­бо­ров, су­ще­ст­вен­но из­ме­ни­лись от­но­ше­ния свет­ской вла­сти и Церк­ви. Тес­ное со­труд­ни­че­ст­во при митр. Фи­лип­пе I (гл. обр. в нов­го­род­ской по­ли­ти­ке) сме­ни­лось кон­флик­та­ми с митр. Ге­рон­ти­ем из-за ак­тив­но­го вме­ша­тель­ст­ва вел. кня­зя во внутр. жизнь Церк­ви, в т. ч. по слу­жеб­но-об­ря­до­вым во­про­сам. В од­ном слу­чае И. III В. был вы­ну­ж­ден пуб­лич­но при­знать свою не­пра­во­ту (1481), в дру­гом – ус­ту­пить, не до­бив­шись ухо­да ми­тро­по­ли­та с ка­фед­ры (1484). За­тем си­туа­ция прин­ци­пи­аль­но из­ме­ни­лась: вел. князь, ру­ко­во­дству­ясь прак­ти­кой ви­зант. им­пе­ра­то­ров, при­сво­ил се­бе пра­во вы­бо­ра кан­ди­да­та при по­став­ле­нии ми­тро­по­ли­тов (Зо­си­мы в 1490, Си­мо­на в 1495), др. ие­рар­хов; по его на­стоя­нию по­ки­нул ка­фед­ру митр. Зо­си­ма (1494), бы­ли све­де­ны с ка­федр и аре­сто­ва­ны нов­го­род­ские ар­хи­епи­ско­пы Фи­ло­фей (1480) и Ген­на­дий (1504). По ини­циа­ти­ве И. III В. из Нов­го­ро­да бы­ли пе­ре­ве­де­ны свя­щен­ни­ки, воз­гла­вив­шие клир двух крем­лёв­ских со­бо­ров, они по­ло­жи­ли на­ча­ло рас­про­стра­не­нию в Мо­ск­ве ере­си «жи­дов­ст­вую­щих». Вел. князь уча­ст­во­вал в за­клю­чит. за­се­да­нии со­бо­ра 1490, осу­див­ше­го взгля­ды ере­ти­ков и под­верг­ше­го их на­ка­за­ни­ям. Ре­прес­сии, од­на­ко, не рас­про­стра­ни­лись то­гда на вы­со­ко­по­став­лен­ных сто­рон­ни­ков ере­си, хо­тя, по ут­вер­жде­нию Ио­си­фа Во­лоц­ко­го, вел. князь знал о ере­ти­че­ст­ве близ­ко­го к не­му дья­ка Ф. В. Ку­ри­цы­на и сво­ей сно­хи Еле­ны Сте­фа­нов­ны. Та­кая по­зи­ция вел. кня­зя объ­яс­ня­ет­ся в т. ч. его ин­те­ре­сом к ас­т­ро­ло­гии («тай­ным зна­ни­ям» ере­ти­ков), пред­ска­за­ни­ям бу­ду­ще­го и т. п. Си­туа­ция из­ме­ни­лась к 1504: под дав­ле­ни­ем ио­сиф­лян цер­ков­ный со­бор, на ко­то­ром при­сут­ст­во­вал И. III В., при­го­во­рил ряд ере­ти­ков к пуб­лич­но­му со­жже­нию в Мо­ск­ве и Нов­го­ро­де (ред­чай­ший в ис­то­рии Рос­сии слу­чай каз­ни на ко­ст­ре). Го­дом рань­ше (в 1503) И. III В. уча­ст­во­вал в цер­ков­ном со­бо­ре, к ко­то­ро­му, ве­ро­ят­но по его ини­циа­ти­ве, бы­ли под­го­тов­ле­ны пла­ны час­тич­ной кон­фи­ска­ции цер­ков­ных вот­чин (воз­мож­но, что вза­мен пред­по­ла­га­лось обес­пе­чить оби­те­ли ру­гой – де­неж­ным и на­ту­раль­ным со­дер­жа­ни­ем), од­на­ко от­ри­ца­тель­ное от­но­ше­ние к этим пред­ло­же­ни­ям уча­ст­ни­ков со­бо­ра и не­из­беж­ные ма­те­ри­аль­ные за­труд­не­ния при реа­ли­за­ции этих пла­нов за­ста­ви­ли И. III В. от­ка­зать­ся от них.

Прав­ле­ние И. III В. ста­ло вре­ме­нем рас­цве­та рус. куль­ту­ры. С 1470-х гг., а осо­бен­но с сер. 1480-х гг., боль­шие сред­ст­ва вкла­ды­ва­лись в строи­тель­ст­во цер­ков­ных и свет­ских зда­ний, в ро­ли за­каз­чи­ков вы­сту­па­ли вел. князь мо­с­ков­ский, чле­ны его се­мьи, вид­ные дея­те­ли из ве­ли­ко­кня­же­ско­го ок­ру­же­ния, цер­ков­ные ие­рар­хи и круп­ные куп­цы. В Рус. гос-во при­бы­ли неск. де­сят­ков итал. строи­те­лей и ар­хи­тек­то­ров, ко­то­рые в сво­ём твор­че­ст­ве опи­ра­лись на др.-рус. тра­ди­ции и на тра­ди­ции итал. Воз­ро­ж­де­ния. Бы­ла пол­но­стью пе­ре­строе­на центр. часть Мо­с­ков­ско­го Крем­ля: воз­ве­де­ны Ус­пен­ский со­бор, Бла­го­ве­щен­ский со­бор (оформ­ле­ние за­вер­ше­но к 1508) и др. хра­мы, Гра­но­ви­тая па­ла­та, в 1485–95 воз­ве­де­ны но­вые сте­ны и баш­ни. Ка­мен­ное строи­тель­ст­во в Мо­ск­ве вы­шло за пре­де­лы Крем­ля, рав­но как и кре­по­ст­ное строи­тель­ст­во – за пре­де­лы Мо­ск­вы. Бур­ное раз­ви­тие по­лу­чи­ла ико­но­пись, ко 2-й пол. 15 – нач. 16 вв. от­но­сит­ся твор­че­ст­во Дио­ни­сия и др. мас­те­ров мо­с­ков­ской шко­лы жи­во­пи­си, то­гда же бы­ли соз­да­ны яр­кие про­из­ве­де­ния нов­го­род­ской шко­лы. Кон­цом 15 в. да­ти­ру­ют­ся ру­ко­пи­си, бо­га­то ук­ра­шен­ные за­став­ка­ми и ми­ниа­тю­ра­ми. На по­след­нюю треть 15 – нач. 16 вв. при­хо­дит­ся твор­че­ст­во пуб­ли­ци­стов и ав­то­ров вы­даю­щих­ся про­из­ве­де­ний книж­но­сти (рос­тов­ско­го ар­хи­еп. Вас­сиа­на, Ев­фро­си­на, Ни­ла Сор­ско­го, нов­го­род­ско­го ар­хи­еп. Ген­на­дия, Ио­си­фа Во­лоц­ко­го, Ф. В. Ку­ри­цы­на и др.), в это вре­мя соз­да­ются па­мят­ни­ки ле­то­пи­са­ния – офи­ци­аль­но­го (Мо­с­ков­ский ле­то­пис­ный свод 1479, со­кра­щён­ные сво­ды 1490-х гг.) и не­офи­ци­аль­но­го (Рос­тов­ский вла­дыч­ный свод 1489, «Ус­пен­ский ле­то­пи­сец» 1489, Псков­ские сво­ды 1460–80-х гг.). Сам И. III В. об­ла­дал не­ко­то­рым лит. да­ро­ва­ни­ем, про­явив­шим­ся в его по­сла­ни­ях к до­че­ри Еле­не, осо­бен­но в по­сла­ни­ях 1496 и 1497. От­ли­чал­ся он так­же и ора­тор­ским мас­тер­ст­вом.

В по­след­ние го­ды прав­ле­ния И. III В., в свя­зи с ран­ней смер­тью его стар­ше­го сы­на Ива­на Ива­но­ви­ча Мо­ло­до­го (1490), рез­ко обо­ст­ри­лись по­ли­тич. и об­ществ. про­ти­во­ре­чия. В 1498 сво­им на­след­ни­ком и со­пра­ви­те­лем И. III В. в со­от­вет­ст­вии с фор­ми­ро­вав­шей­ся тра­ди­ци­ей вы­брал Дмит­рия Ива­но­ви­ча Вну­ка, ко­то­ро­го он «бла­го­сло­вил и по­са­дил на ве­ли­кое кня­же­ние Вла­ди­мир­ское, Мо­с­ков­ское, Нов­го­род­ское и всея Ру­си». За­тем И. III В. по­сте­пен­но из­ме­нил своё ре­ше­ние. В мар­те 1499 он про­воз­гла­сил «го­су­да­рем ве­ли­ким кня­зем Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да и Пско­ва» сы­на Ва­си­лия Ива­но­ви­ча, сде­лав его со­пра­ви­те­лем. В 1502 аре­сто­вал и за­клю­чил в тюрь­му Дмит­рия Ивановича Вну­ка, а Ва­си­лия Ива­но­ви­ча «бла­го­сло­вил и по­са­дил на ве­ли­кое кня­же­ние Во­ло­ди­мер­ское и Мо­с­ков­ское и всея Ру­си са­мо­держ­цем». Ле­том 1503 И. III В. тя­же­ло за­бо­лел, од­на­ко вы­здо­ро­вел. В 1-й пол. 1505 он по­сте­пен­но ото­шёл от дел, скон­чал­ся во врем. двор­це в Мо­с­ков­ском Крем­ле.

Лит.: Пре­сня­ков А. Е. Об­ра­зо­ва­ние Ве­ли­ко­рус­ско­го го­су­дар­ст­ва. П., 1918. М., 1998; Че­реп­нин Л. В. Об­ра­зо­ва­ние рус­ско­го цен­тра­ли­зо­ван­но­го го­су­дар­ст­ва в XIV–XV вв. М., 1960; Бер­над­ский В. Н. Нов­го­род и Нов­го­род­ская зем­ля в XV в. М.; Л., 1961; Каш­та­нов С. М. Со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ская ис­то­рия Рос­сии кон­ца XV – пер­вой по­ло­ви­ны XVI в. М., 1967; он же. Фи­нан­сы сред­не­ве­ко­вой Ру­си. М., 1988; Аг­рар­ная ис­то­рия Се­ве­ро-За­па­да Рос­сии. Вто­рая по­ло­ви­на XV – на­ча­ло XVI в. Л., 1971; Ка­за­ко­ва Н. А. Рус­ско-ли­вон­ские и рус­ско-ган­зей­ские от­но­ше­ния: Ко­нец XIV – на­ча­ло XVI в. Л., 1975; Фло­ря Б. Н. О пу­тях по­ли­ти­че­ской цен­тра­ли­за­ции Рус­ско­го го­су­дар­ст­ва (на при­ме­ре Твер­ской зем­ли) // Об­ще­ст­во и го­су­дар­ст­во фео­даль­ной Рос­сии. М., 1975; Хо­рош­ке­вич А. Л. Рус­ское го­су­дар­ст­во в сис­те­ме ме­ж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний кон­ца XV – на­ча­ла XVI в. М., 1980; Зи­мин А. А. Рос­сия на ру­бе­же XV–XVI сто­ле­тий. М., 1982; На­за­ров В. Д. Свер­же­ние ор­дын­ско­го ига на Ру­си. М., 1983; он же. Не­ти­ту­ло­ван­ная знать по по­ход­но­му спи­ску дво­ра Ива­на III в 1495 г. // Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во в XIV–XVII вв. СПб., 2002; он же. «Лю­бо­со­вет­ный са­мо­дер­жец» // Са­ха­ров А. Н., На­за­ров В. Д., Бо­ха­нов А. Н. Под­виж­ни­ки Рос­сии. 3-е изд. М., 2006; Коб­рин В. Б. Власть и соб­ст­вен­ность в сред­не­ве­ко­вой Рос­сии (XV–XVI вв.). М., 1985; Алек­се­ев Ю. Г. Ос­во­бо­ж­де­ние Ру­си от ор­дын­ско­го ига. Л., 1989; он же. Го­су­дарь всея Ру­си. Но­во­сиб., 1991; он же. Под зна­мена­ми Мо­ск­вы. М., 1992; он же. У кор­ми­ла Рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­ва. Очерк раз­ви­тия ап­па­ра­та управ­ле­ния XIV–XV вв. СПб., 1998; Подъ­я­поль­ский С. С. Италь­ян­ские строи­тель­ные мас­те­ра в Рос­сии в кон­це XV – на­ча­ле XVI в. по дан­ным пись­мен­ных ис­точ­ни­ков // Рес­тав­ра­ция и ар­хи­тек­тур­ная ар­хео­ло­гия. Но­вые ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния. М., 1991. Вып. 1; Лу­рье Я. С. Две ис­то­рии Ру­си XV в. СПб., 1994; Кром М. М. Меж Ру­сью и Лит­вой. М., 1995; Алек­се­ев А. И. Под зна­ком кон­ца вре­мен. СПб., 2002; Бо­ри­сов Н. С. Иван III. 3-е изд. М., 2006; Тру­ды ка­фед­ры ис­то­рии Рос­сии с древ­ней­ших вре­мен до XX в. / Санкт-Пе­тер­бург­ский уни­вер­си­тет. СПб., 2006.

Вернуться к началу