Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ДА́НТЕ

  • рубрика

    Рубрика: Литература

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 8. Москва, 2007, стр. 314

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. Л. Андреев
Данте Алигьери. Фреска А. дель Кастаньо. Ок. 1450. Галерея Уффици (Флоренция).

ДА́НТЕ Алигь­е­ри (Dante Alighieri) (май – июнь 1265, Фло­рен­ция – 14.9.1321, Ра­вен­на), итал. по­эт. Пи­сал на ла­ты­ни и итал. язы­ке. Се­мья Д. при­над­ле­жа­ла к гор. дво­рян­ст­ву Фло­рен­ции; ро­до­вое имя Алигь­е­ри (в др. ог­ла­сов­ке – Ала­гье­ри) пер­вым но­сил дед Д. По­лу­чил об­ра­зо­ва­ние в му­ни­ци­паль­ном учи­ли­ще, за­тем (пред­по­ло­жи­тель­но) учил­ся в Бо­лон­ском ун-те (по ещё ме­нее дос­то­вер­ным све­де­ни­ям, в пе­ри­од из­гна­ния по­се­щал так­же Па­риж­ский ун-т). При­ни­мал ак­тив­ное уча­стие в по­ли­тич. жиз­ни Фло­рен­ции; вхо­дил в пра­ви­тель­ст­во в долж­но­сти при­ора (15.6–15.8.1300) и пы­тал­ся вос­пре­пят­ст­во­вать обо­ст­ре­нию борь­бы ме­ж­ду пар­тия­ми бе­лых и чёр­ных гвель­фов. По­сле воо­руж. пе­ре­во­ро­та во Фло­рен­ции и при­хо­да к вла­сти чёр­ных гвель­фов при­го­во­рён к из­гна­нию и ли­шён гражд. прав (27.1.1302); 10.3.1302 за не­уп­ла­ту де­неж­ной пе­ни за­оч­но при­го­во­рён к смерт­ной каз­ни. В пер­вые го­ды из­гна­ния Д. при­над­ле­жал к во­ж­дям бе­лых гвель­фов; при­ни­мал уча­стие в воо­руж. и ди­пло­ма­тич. борь­бе с по­бе­див­шей пар­ти­ей. Во вре­мя итал. по­хо­да герм. имп. Ген­ри­ха VII (1310–13) под­дер­жал его уси­лия по ус­та­нов­ле­нию в Ита­лии гражд. ми­ра в ря­де пуб­лич­ных по­сла­ний и в трак­та­те «Мо­нар­хия» («Monarchia», ок. 1312–1313, рус. пер. 1908, 1968). Во Фло­рен­цию Д. боль­ше не вер­нул­ся; неск. лет (1314–19 или 1320) про­вёл в Ве­ро­не при дво­ре её пра­ви­те­ля Кан­гран­де I дел­ла Ска­ла; по­след­ние го­ды жиз­ни поль­зо­вал­ся гос­те­при­им­ст­вом пра­ви­те­ля Ра­вен­ны Гви­до да По­лен­та. Умер от ма­ля­рии.

Ос­нов­ной кор­пус ли­рич. сти­хо­тво­ре­ний Д. соз­дан в 1280–90-е гг. На ран­нем эта­пе Д. под­ра­жал Гвит­то­не д’Арец­цо, но вско­ре сме­нил по­эти­ку и вме­сте со сво­им стар­шим дру­гом Г. Ка­валь­кан­ти стал ос­но­во­по­лож­ни­ком по­этич. шко­лы, на­зван­ной Д. «но­вый сла­до­ст­ный стиль» (см. «Доль­че стиль нуо­во»). Её глав­ный от­ли­чит. при­знак – пре­дель­ная спи­ри­туа­ли­за­ция лю­бов­но­го чув­ст­ва. Сти­хи, по­свя­щён­ные сво­ей воз­люб­лен­ной Бе­ат­ри­че (ре­аль­ное ли­цо из фло­рен­тий­ско­го се­мей­ст­ва Пор­ти­на­ри, же­на Си­мо­не Бар­ди), Д. снаб­дил био­гра­фич. и сти­хо­ведч. ком­мен­та­ри­ем и со­брал в кни­гу под назв. «Но­вая жизнь» («Vi­ta nova», ок. 1293–95). Соб­ст­вен­но био­гра­фич. кан­ва её пре­дель­но ску­па: две встре­чи – пер­вая в дет­ст­ве, вто­рая в юно­сти, обо­зна­чаю­щая на­ча­ло люб­ви; смерть от­ца Бе­ат­ри­че, смерть са­мой Бе­ат­ри­че, ис­ку­ше­ние но­вой лю­бо­вью и пре­одо­ле­ние его. Жиз­не­опи­са­ние пред­ста­ёт как ряд ду­шев­ных со­стоя­ний, ве­ду­щий ге­роя ко всё бо­лее пол­но­му по­ни­ма­нию смыс­ла ов­ла­дев­ше­го им чув­ст­ва: лю­бовь в ито­ге при­об­ре­та­ет чер­ты ре­лиг. по­кло­не­ния.

Кро­ме сти­хов «Но­вой жиз­ни» со­храни­лось ещё ок. 50 сти­хо­тво­ре­ний Д. В их чис­ле – неск. про­из­ве­де­ний в ма­не­ре «но­во­го сла­до­ст­но­го сти­ля» (не все­гда ад­ре­со­ван­ных Бе­ат­ри­че); лю­бов­ный цикл «Ка­мен­ные сти­хи» («Rime pet­ro­se», ок. 1296), на­зван­ный так по сло­вар­но­му смыс­лу име­ни ад­ре­са­та, дон­ны Пьет­ры, и от­ме­чен­ный яр­ко вы­ра­жен­ной чув­ст­вен­но­стью; сти­хотв. пе­ре­бран­ка с Фо­ре­зе До­на­ти (дру­гом юно­сти Д. и род­ст­вен­ни­ком его же­ны, Джем­мы До­на­ти); три­на­дцать соз­дан­ных в 1304–20 сти­хотв. по­сла­ний док­три­наль­но­го ха­рак­те­ра (по­свя­щён­ных те­мам бла­го­род­ст­ва, щед­ро­сти, спра­вед­ли­во­сти и др.); две лат. эк­ло­ги в ду­хе Вер­ги­лия (1319–1320). Д. при­пи­сы­ва­ет­ся так­же по­эма «Цве­ток» («Il fiore», опубл. в 1881), пред­став­ляю­щая со­бой час­тич­ную пе­ре­ра­бот­ку «Ро­ма­на о Ро­зе».

В не­окон­чен­ном трак­та­те «Пир» («Con­vivio», ок. 1304–07) со­еди­не­ны сти­хо­тво­ре­ния фи­лос. со­дер­жа­ния и ком­мен­та­рий к ним. Трак­тат пред­став­ля­ет со­бой один из пер­вых в Ита­лии опы­тов по соз­да­нию на­уч. про­зы на на­род­ном язы­ке и од­но­вре­мен­но обос­но­ва­ние этой по­пыт­ки – сво­его ро­да про­све­ти­тель­ную про­грам­му (на­прав­лен­ную на при­об­ще­ние к зна­нию бо­лее ши­ро­ких со­ци­аль­ных сло­ёв) вме­сте с за­щи­той на­род­но­го язы­ка. В не­окон­чен­ном лат. трак­та­те «О на­род­ном крас­но­ре­чии» («De vul­ga­ri eloquentia»; соз­да­вал­ся в те же го­ды, что и «Пир») – апо­ло­гии итал. язы­ка – Д. впер­вые пред­при­ни­ма­ет язы­ко­ведч. и ис­то­рич. ана­лиз на­род­но­го язы­ка и да­ёт очерк ис­то­рии лит-ры на итал. язы­ке. В лат. трак­та­те «Мо­нар­хия» Д. так­же впер­вые про­воз­гла­ша­ет прин­цип раз­де­ле­ния ду­хов­ной и свет­ской вла­стей и на­стаи­ва­ет на пол­ном су­ве­ре­ни­те­те по­след­ней. Д. так­же ав­тор фи­лос. рас­су­ж­де­ния «О зем­ле и во­де» («Questio de acqua e ter­ra», 1320); лат. пи­сем к разл. ад­ре­са­там (в т. ч. к Кан­гран­де I дел­ла Ска­ла).

С. Боттичелли. Иллюстрация к «Божественной комедии» («Ад», песнь 31-я). Ок. 1492–97.

Наи­бо­лее зна­чит. со­чи­не­ние Д. – по­эма «Бо­же­ст­вен­ная ко­ме­дия» («La Di­vi­na Commedia»); над ней он на­чал ра­бо­тать в го­ды из­гна­ния и за­кон­чил её не­за­дол­го до смер­ти. На­пи­сан­ная тер­ци­на­ми, она вклю­ча­ет 14233 сти­ха и раз­де­ле­на на три час­ти (или кан­ти­ки) и 100 пес­ней (в ка­ж­дой кан­ти­ке по три­дцать три пес­ни; ещё од­на песнь яв­ля­ет­ся всту­пи­тель­ной ко всей по­эме). «Ко­ме­ди­ей» она на­зва­на ав­то­ром (по при­зна­ку дви­же­ния от пе­чаль­но­го на­ча­ла к сча­ст­ли­во­му кон­цу), ко­то­рый ис­хо­дил из вы­ра­бо­тан­ной ср.-век. по­эти­кой клас­си­фи­ка­ции жан­ров; оп­ре­де­ле­ние «бо­же­ст­вен­ная» при­свои­ли по­эме по­том­ки. По жан­ру она при­мы­ка­ет к по­пу­ляр­ной в сред­ние ве­ка ли­те­ра­ту­ре ви­де­ний – рас­ска­зов о по­се­ще­нии за­гроб­но­го ми­ра; на их фо­не со­чи­не­ние Д. вы­де­ля­ет­ся не толь­ко сво­ей вы­со­кой ху­до­же­ст­вен­но­стью, но и не­бы­ва­лой по ин­тен­сив­но­сти субъ­ек­тив­ной ок­ра­шен­но­стью по­ве­ст­во­ва­ния. Пра­во уви­деть при жиз­ни за­гроб­ный мир – осо­бая ми­лость, из­бав­ляю­щая по­эта от фи­лос. и нрав­ст­вен­ных за­блуж­де­ний и на­кла­ды­ваю­щая на не­го вы­со­кую мис­сию – в ко­неч­ном счё­те из­ме­нить весь ход ис­то­рии. Д., за­блу­див­ше­му­ся в «су­мрач­ном ле­су» (ко­то­рый сим­во­ли­зи­ру­ет гре­хов­ное со­стоя­ние как са­мо­го Д., так и все­го че­ло­ве­че­ст­ва), при­хо­дит на по­мощь Вер­ги­лий (сим­вол че­ло­ве­че­ско­го ра­зу­ма, не зна­ко­мо­го с Бо­же­ст­вен­ным От­кро­ве­ни­ем) и ве­дёт его по двум пер­вым за­гроб­ным цар­ст­вам – цар­ст­ву воз­мез­дия (ад) и цар­ст­ву ис­ку­п­ле­ния (чис­ти­ли­ще). Ад пред­став­ля­ет со­бой во­рон­ко­об­раз­ный про­вал, за­кан­чи­ваю­щий­ся в цен­тре зем­ли; он раз­де­лён на де­вять кру­гов, в ка­ж­дом из ко­то­рых со­вер­ша­ет­ся казнь над отдельной ка­те­го­ри­ей греш­ни­ков (сла­до­ст­ра­ст­ни­ки, чре­во­угод­ни­ки, скуп­цы и рас­то­чи­те­ли, гнев­ные, ере­ти­ки, на­силь­ни­ки, об­ман­щи­ки, пре­да­те­ли; толь­ко оби­та­те­ли пер­во­го кру­га – ду­ши не­кре­щё­ных мла­ден­цев и пра­вед­ных языч­ни­ков – из­бав­ле­ны от мук). В чис­ле душ, встре­чен­ных Д. и всту­пив­ших с ним в бе­се­ду, – зна­ко­мые ему ли­ца, пер­со­на­жи из ан­тич­ной ис­то­рии и ми­фов, ге­рои-со­вре­ме­ни­ки. Гре­хи, за ко­то­рые они осу­ж­де­ны, не ис­чер­пы­ва­ют их че­ло­ве­че­ской на­ту­ры, в ко­то­рой есть ме­сто и для бла­го­род­ст­ва, и для ве­ли­чия ду­ха (сре­ди наи­бо­лее из­вест­ных эпи­зо­дов та­ко­го ро­да – встре­чи с Пао­ло и Фран­че­ской в кру­ге сла­до­ст­ра­ст­ни­ков; с Фа­ри­на­той де­льи Убер­ти в кру­ге ере­ти­ков; с Бру­нет­то Ла­ти­ни в кру­ге на­силь­ни­ков; с Улис­сом в кру­ге об­ман­щи­ков; с Уго­ли­но в кру­ге пре­да­те­лей). Чис­ти­ли­ще – ог­ром­ная го­ра в цен­тре не­оби­тае­мо­го, за­ня­то­го океа­ном юж­но­го по­лу­ша­рия; ус­ту­па­ми она раз­де­ле­на на семь кру­гов, где ду­ши умер­ших ис­ку­па­ют гре­хи гор­ды­ни, за­вис­ти, гне­ва, уны­ния, ску­по­сти и рас­то­чи­тель­но­сти, чре­во­уго­дия, сла­до­ст­ра­стия. По про­ше­ст­вии ка­ж­до­го из кру­гов со лба Д. (и лю­бой из душ чис­ти­ли­ща) сти­ра­ет­ся один из се­ми зна­ков гре­ха, на­чер­тан­ных ан­ге­лом-при­врат­ни­ком. В этой час­ти «Ко­ме­дии» ост­рее, чем в дру­гих, ощу­ща­ет­ся, что путь Д. для не­го са­мо­го не толь­ко оз­на­ко­ми­тель­ный, но и ис­ку­пи­тель­ный. На вер­ши­не го­ры, в Зем­ном Раю, Д. встре­ча­ет­ся с Бе­ат­ри­че (сим­во­ли­зи­рую­щей Бо­же­ст­вен­ное От­кро­ве­ние) и рас­ста­ёт­ся с Вер­ги­ли­ем; здесь же Д. пол­но­стью осоз­на­ёт свою лич­ную ви­ну и до кон­ца от неё очи­ща­ет­ся. Вме­сте с Бе­ат­ри­че он воз­но­сит­ся в рай; в ка­ж­дом из вось­ми ок­ру­жаю­щих зем­лю не­бес (в се­ми пла­нет­ных и в вось­мом звёзд­ном) он зна­ко­мит­ся с оп­ре­де­лён­ной ка­те­го­ри­ей бла­жен­ных душ и ук­ре­п­ля­ет­ся в ве­ре и зна­нии. В де­вя­том кру­ге, не­бе Пер­во­дви­га­те­ля, и в Эм­пи­рее, где Бе­ат­ри­че в ка­че­ст­ве во­ди­те­ля по раю сме­ня­ет св. Бер­нард Клер­во­ский, он удо­стаи­ва­ет­ся по­свя­ще­ния в тай­ны трие­дин­ст­ва и Бо­го­во­пло­ще­ния. Здесь окон­ча­тель­но смы­ка­ют­ся оба пла­на по­эмы: путь че­ло­ве­ка к ис­ти­не и до­б­ру че­рез безд­ны гре­ха, от­чая­ния и со­мне­ний и путь Ис­то­рии, по­до­шед­шей к по­след­не­му ру­бе­жу и от­кры­ваю­щей­ся на­встре­чу но­вой эре.

«Бо­же­ст­вен­ная ко­ме­дия» – уни­вер­саль­ный свод ср.-век. куль­ту­ры (фи­ло­со­фии, иск-ва, по­ли­ти­ки, бы­та). Со­еди­нив в се­бе все смы­сло­вые по­тен­ции эпо­хи, по­эма Д. од­но­вре­мен­но их ис­чер­па­ла – по­сле неё ска­зать на язы­ке ср.-век. куль­ту­ры бы­ло уже не­че­го, над­ле­жа­ло ме­нять сам этот язык.

Твор­че­ст­во Д. по­ло­жи­ло на­ча­ло нац. лит-ре Ита­лии и во мно­гом оп­ре­де­ли­ло её со­дер­жа­ние. В др. стра­нах Ев­ро­пы во вре­ме­на Воз­ро­ж­де­ния и клас­си­циз­ма «Бо­же­ст­вен­ная ко­ме­дия», с её го­тич. мно­го­стиль­но­стью, не­до­оце­ни­ва­лась; её ис­тин­ное зна­че­ние бы­ло по­ня­то толь­ко с ут­вер­жде­ни­ем ро­ман­тиз­ма. В Рос­сии пе­ре­во­ды отд. фраг­мен­тов «Бо­же­ст­вен­ной ко­ме­дии» пред­при­ни­ма­лись с кон. 18 в.; под­лин­ный ин­те­рес к Д. стал про­яв­лять­ся в пер­вые де­ся­ти­ле­тия 19 в. (неск. пес­ней пе­ре­вёл П. А. Ка­те­нин). А. С. Пуш­кин был зна­ком с «Бо­же­ст­вен­ной ко­ме­ди­ей» (в осн. по франц. пе­ре­во­дам); её мо­ти­вы за­мет­ны в его твор­че­ст­ве. Ос­но­ва­те­лем рус. дан­то­ло­гии стал С. П. Ше­вы­рёв. Пер­вый пол­ный пе­ре­вод «Ада» (в про­зе) поя­вил­ся в 1842 (ав­тор – Е. В. Ко­лог­ри­вов). Во 2-й пол. 19 в. бы­ло вы­пол­не­но не­сколь­ко пол­ных (про­за­ич. и по­этич.) пе­ре­во­дов всей по­эмы, са­мый за­мет­ный из ко­то­рых при­над­ле­жит Д. Е. Ми­ну («Ад», опубл. в 1853, пол­ное изд. – 1902–04). Для по­этов и пи­са­те­лей Се­реб­ря­но­го ве­ка фи­гу­ра Д. во­об­ще от­но­сит­ся к чис­лу цен­траль­ных. По­пыт­ки пе­ре­во­да «Ко­ме­дии» пред­при­ни­ма­ли вид­ные по­эты-сим­во­ли­сты: В. Я. Брю­сов (1-я песнь «Ада»), Вяч. И. Ива­нов (отд. пес­ни «Чис­ти­ли­ща»), Эл­лис; А. А. Блок об­ду­мы­вал пе­ре­из­да­ние «Сти­хов о Пре­крас­ной Да­ме» по об­раз­цу «Но­вой жиз­ни». Б. К. Зай­цев пе­ре­ло­жил «Ад» про­зой (1922), Д. С. Ме­реж­ков­ский по­свя­тил твор­че­ст­ву Д. кни­гу («Дан­те», 1939), О. Э. Ман­дель­штам – эс­се («Раз­го­вор о Дан­те», 1933). Луч­ший из рус. пе­ре­во­дов по­эмы при­над­ле­жит М. Л. Ло­зин­ско­му («Ад» – 1939, «Чис­ти­ли­ще» – 1944, «Рай» – 1945). В кон. 20 – нач. 21 вв. поя­ви­лось ещё неск. пе­ре­во­дов «Ко­ме­дии», имею­щих экс­пе­рим. ха­рак­тер (А. А. Илю­шин, 1995; В. Г. Ма­ранц­ман, 2003). Из пе­ре­во­дов «Но­вой жиз­ни» са­мо­сто­ят. ху­дож. зна­че­ни­ем об­ла­да­ют при­над­ле­жа­щие А. М. Эф­ро­су (1934) и И. Н. Го­ле­ни­ще­ву-Ку­ту­зо­ву (1968).

Соч.: La Commedia secondo l’antica vulgata. Mil., 1966–1967. Vol. 1–4; Бо­же­ст­вен­ная ко­ме­дия. М., 1967; Ма­лые про­из­ве­де­ния. М., 1968; Opere minori. Torino, 1983; Opere la­ti­ne. Rome, 2005.

Лит.: Gilson E. Dante et la philosophie. P., 1939; Джи­ве­ле­гов А. К. Дан­те Алигь­е­ри. 2-е изд. М., 1946; Бат­кин Л. М. Дан­те и его вре­мя. По­эт и по­ли­ти­ка. М., 1965; Ели­на Н. Г. Дан­те. М., 1965; Го­ле­ни­щев-Ку­ту­зов И. Н. Дан­те. М., 1967; Nardi B. Saggi di filosofia dantesca. Firenze, 1967; Дан­тов­ские чте­ния. М., 1968–2005–; Dante: Encyclopedia dan­tes­ca. Rome, 1970–1976. Vol. 1–5; Vallone A. La critica dantesca nel Novecento. Firenze, 1976; Dan­tis­mo russo e cornice europea... Firenze, 1989. Vol. 1–2; Асо­ян А. А. Дан­те и рус­ская ли­те­ра­ту­ра. Сверд­ловск, 1989; Доб­ро­хо­тов А. Л. Дан­те Алигь­е­ри. М., 1990; Petrocchi G. Iti­ne­ra­ri danteschi. Mil., 1994; Dante e il Ri­na­sci­men­to. Firenze, 1994; The Dante encyclo­pedia. N. Y., 2000; Malato E. Dante. 2 ed. Roma, 2002; Dante: The critical complex. N. Y.; L., 2003; Ау­эр­бах Э. Дан­те – по­эт зем­но­го ми­ра. М., 2004; Дан­чен­ко В. Т. Дан­те Алигь­е­ри. Биб­лио­гра­фи­че­ский ука­за­тель рус­ских пе­ре­во­дов и кри­ти­че­ской ли­те­ра­ту­ры на рус­ском язы­ке. 1762–1972. М., 1973; Espo­sito E. Bib­li­o­grafia analitica degli scritti su Dan­te (1950–1970). Firenze, 1990.

Вернуться к началу