Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЖИВОТНЫЙ МИР

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 94-108

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Ю. И. Чернов

ЖИВОТНЫЙ МИР

В со­ста­ве жи­вот­но­го ми­ра Рос­сии про­яв­ля­ют­ся все ха­рак­тер­ные чер­ты фау­ны уме­рен­но­го и хо­лод­ного поя­сов Сев. по­лу­ша­рия. Рас­пре­де­ле­ние жи­вот­ных, их ви­до­вое раз­но­об­ра­зие, чис­лен­ность и эко­ло­ги­че­ские свя­зи обу­слов­ле­ны пре­ж­де все­го ши­рот­ной зо­наль­но­стью, осо­бен­но хо­ро­шо вы­ра­жен­ной на ог­ром­ных про­стран­ст­вах стра­ны. Вме­сте с тем мно­гие па­ра­мет­ры жи­вот­но­го ми­ра су­ще­ст­вен­но раз­ли­ча­ют­ся в фи­зи­ко-гео­гра­фи­че­ских сек­то­рах, стра­нах и об­лас­тях (Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ская рав­ни­на, Кав­каз, Урал, За­пад­ная и Во­сточ­ная Си­бирь, Ал­тай, При­бай­ка­лье, се­ве­ро-вос­ток Азии, мо­ря бас­сей­на Се­вер­но­го Ледо­ви­то­го ок.). В струк­ту­ре оте­че­ст­вен­ной фау­ны от­ра­жа­ют­ся так­же её очень слож­ная ис­то­рия, мно­го­об­раз­ные ис­точ­ни­ки и пу­ти фор­ми­ро­ва­ния.

Ви­до­вое раз­но­об­ра­зие. В фау­не Рос­сии на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 96 тыс. ви­дов жи­вот­ных; их ре­аль­ное чис­ло боль­ше, т. к. ряд так­со­нов изу­чен ещё не­дос­та­точ­но. На­ря­ду с при­бли­зи­тель­ны­ми оцен­ка­ми раз­но­об­ра­зия не­ко­то­рых групп, напр. круг­лых чер­вей, чис­ло ви­дов мле­ко­пи­таю­щих и птиц под­счи­та­но с точ­но­стью до еди­ниц.

Представители животного мира бассейна Северного Ледовитого океана и высокоширотных островов: 1 – нарвал; 2 – белуха; 3 – морж; 4 – морской заяц (лахтак); 5 – белый медвед...

В рос­сий­ской фау­не пред­став­ле­но ок. 10 тыс. ви­дов од­но­кле­точ­ных жи­вот­ных (про­стей­ших, или про­тис­тов). При­бли­зи­тель­но по­ло­ви­на из них от­но­сит­ся к ти­пу рес­нич­ных, или ин­фу­зо­рий, ок. 1 тыс. ви­дов – к па­ра­зи­ти­че­ским спо­ро­ви­кам, по 400–500 ви­дов – к ти­пам эв­гле­но­вых, ра­дио­ля­рий, ло­боз­ных амёб, фо­ра­ми­ни­фер и др. Мно­го­кле­точ­ные жи­вот­ные от­но­сят­ся к 28 ти­пам. Из них: губ­ки на­счи­ты­ва­ют при­мер­но 350 ви­дов, стре­каю­щие ки­шеч­но­по­ло­ст­ные – 650, пло­ские чер­ви – 3300, круг­лые чер­ви – 4600, го­ло­во­хо­бот­ные – 90, скреб­ни – 330, ко­ло­врат­ки – 600, не­мер­ти­ны – 100, коль­ча­тые чер­ви, или ан­не­ли­ды, – бо­лее 1200, мол­лю­ски – 2900, ти­хо­ход­ки – 200, чле­ни­сто­но­гие – ок. 68700 ви­дов (в т. ч.: ра­ко­об­раз­ные – 4000, мор­ские пау­ки – 150, мно­го­нож­ки – 250, пау­ко­об­раз­ные – бо­лее 4500, но­го­хво­ст­ки, или кол­лем­бо­лы, – 800, на­се­ко­мые – 59100 ви­дов); мшан­ки – 620, ще­тин­ко­че­лю­ст­ные – 80, иг­ло­ко­жие – 400; хор­до­вые – 4400, в т. ч. ас­ци­дии – 300, ры­бы – 3000, зем­но­вод­ные – 30, пре­смы­каю­щие­ся – 78, пти­цы – 600, мле­ко­пи­таю­щие – 280 ви­дов. Не­боль­шим чис­лом ви­дов (от 1 до 30) пред­став­ле­ны пла­стин­ча­тые, ме­зо­зои, греб­не­ви­ки, внут­ри­по­ро­ши­це­вые мшан­ки, звезд­ча­тые чер­ви, или си­пун­ку­ли­ды, эхиу­ри­ды, пя­ти­уст­ки, фо­ро­ни­ды, пле­че­но­гие, по­го­но­фо­ры, по­лу­хор­до­вые.

Фау­на Рос­сии вклю­ча­ет ок. 7% всех ви­дов жи­вот­ных Зем­ли. При этом от­но­си­тель­ное бо­гат­ст­во (до­ля от чис­ла ви­дов так­со­на в ми­ре) раз­ных ти­пов и клас­сов весь­ма не­оди­на­ко­во. Чис­ло ви­дов круп­ней­ше­го клас­са на­се­ко­мых со­став­ля­ет ок. 6% ми­ро­вой эн­то­мо­фау­ны, в то вре­мя как чис­ло ти­пов круг­лых и пло­ских чер­вей, вклю­чаю­щих мно­же­ст­во па­ра­зи­тов, – 20%, мша­нок – 16%. От­но­си­тель­но хо­ро­шо пред­став­ле­ны не­ко­то­рые груп­пы хор­до­вых: ас­ци­дии – 15%, ры­бы – ок. 12%. Для выс­ших по­зво­ноч­ных (пти­цы и мле­ко­пи­таю­щие) этот по­ка­за­тель на уров­не 6–7%, а для все­го ти­па хор­до­вых – ок. 8%. Го­раз­до ни­же от­но­си­тель­ное раз­но­об­ра­зие вто­ро­го по чис­лу ви­дов в ми­ро­вой фау­не ти­па – мол­лю­сков (ок. 2%) и его са­мо­го боль­шо­го клас­са – брю­хо­но­гих (1,5%). Это обу­слов­ле­но те­п­ло­лю­би­во­стью мол­лю­сков, про­цве­таю­щих в тро­пи­ках. Та­ко­ва же при­чи­на от­но­си­тель­но не­вы­со­ко­го раз­но­об­ра­зия клас­сов зем­но­вод­ных (0,7%) и пре­смы­каю­щих­ся (2,0%). На уров­не от­ря­дов этот по­ка­за­тель варь­и­ру­ет ещё силь­нее. Не­ко­то­рые от­ря­ды птиц, напр. по­пу­гае­об­раз­ные, пол­но­стью от­сут­ст­ву­ют в фау­не Рос­сии, пред­став­лен­ность дру­гих (го­лу­бе­об­раз­ные, ку­куш­ко­об­раз­ные, стри­же­об­раз­ные, дят­ло­об­раз­ные) все­го 2–3%. Вме­сте с тем на тер­ри­то­рии Рос­сии гнез­дят­ся 50 ви­дов (32%) гу­се­об­раз­ных и все ви­ды ма­ло­го от­ря­да га­га­ро­об­раз­ных.

Типичные представители животного мира тундровой зоны: 1 – гуменник; 2 – малый лебедь; 3 – чернозобая гагара; 4 – белоклювая гагара; 5 – очковая гага; 6 – белолобый ...

Об­щие чер­ты ши­рот­но-зо­наль­ных из­ме­не­ний жи­вот­но­го ми­ра. Глав­ная осо­бен­ность жи­вот­но­го ми­ра Рос­сии – рез­кие ши­рот­ные из­ме­не­ния от юж. гра­ниц до за­по­ляр­ных тер­ри­то­рий и ак­ва­то­рий, что обу­слов­ле­но в пер­вую оче­редь тем­пе­ра­тур­ны­ми ус­ло­вия­ми. Так, чис­ло ви­дов птиц в т. н. кон­крет­ных фау­нах (на пло­ща­ди ок. 20 км2) на тер­ри­то­рии За­пад­ной Си­би­ри от ле­со­сте­пи до по­ляр­ной пус­ты­ни сни­жа­ет­ся от 120 до 10. Мак­си­маль­но обед­не­на фау­на центр. час­ти бас­сей­на Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го ок. (се­вер­нее 80° с. ш.), где оби­та­ет при­мер­но 1 тыс. ви­дов жи­вот­ных (во всей Арк­ти­ке на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 15 тыс. ви­дов, т. е. 1% ми­ро­вой фау­ны).

В со­ста­ве фау­ны Рос­сии от­ра­жа­ет­ся ряд об­щих тен­ден­ций гло­баль­ных ши­рот­но-по­яс­ных из­ме­не­ний струк­ту­ры ор­га­ни­че­ско­го ми­ра. В ча­ст­но­сти, по срав­не­нию с тро­пи­че­ским и суб­тро­пи­че­ским поя­са­ми здесь сни­жа­ет­ся до­ля са­мо­го круп­но­го ти­па – чле­ни­сто­но­гих (в тро­пи­ках на них при­хо­дит­ся бо­лее 80% ви­дов жи­вот­ных, в сред­ней по­ло­се Рос­сии – 77%, в за­по­ляр­ной – 55%; для на­се­ко­мых эти циф­ры со­от­вет­ст­вен­но 75, 70 и 30%). Вме­сте с тем уве­ли­чи­ва­ет­ся до­ля та­ких ти­пов, как круг­лые и коль­ча­тые чер­ви (по­след­ние в ми­ро­вой фау­не со­став­ля­ют ме­нее 1%, во всей фау­не Рос­сии – 2%, а в За­по­ля­рье – 8%). Эти со­от­но­ше­ния от­ра­жа­ют об­щую био­гео­гра­фи­че­скую за­ко­но­мер­ность: чем бо­лее су­ров кли­мат, тем ни­же при­спо­со­би­тель­ные воз­мож­но­сти са­мых про­грес­сив­ных и бо­га­тых ви­да­ми групп ор­га­низ­мов; от­но­си­тель­но при­ми­тив­ные в экс­тре­маль­ных ус­ло­ви­ях вы­хо­дят на пер­вые мес­та по по­ка­за­те­лям раз­но­об­ра­зия и удель­но­му ве­су в био­те. Так, из от­ря­да кар­по­об­раз­ных, вклю­чаю­ще­го ок. 1870 ви­дов, в Рос­сии оби­та­ют 104 ви­да, в осн. в юж­ной и сред­ней час­тях стра­ны (го­лавль, гус­те­ра, же­рех, ка­ра­си, крас­но­пёр­ка, ле­щи, линь, пес­ка­ри, плот­ва, по­дус­ты, ук­лей­ка, че­хонь, язь и др.). Лишь еди­нич­ные ви­ды, напр. голь­я­ны и елец, за­хо­дят в Арк­ти­ку. Не­боль­шой от­ряд ло­со­се­об­раз­ных (все­го ок. 250 ви­дов), ха­рак­те­ри­зую­щий­ся не­ко­то­ры­ми при­зна­ка­ми при­ми­тив­но­сти, в пре­сных во­дах Рос­сии пред­став­лен при­мер­но 46 ви­да­ми (ло­со­си, голь­цы, си­ги, ко­рюш­ки, ха­риу­сы и др.). Они до­ми­ни­ру­ют в их­тио­фау­не сев. тай­ги и тун­д­ры, а в сев. час­ти по­след­ней ос­та­ют­ся един­ст­вен­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми пре­сно­вод­ных рыб. При этом ло­со­се­об­раз­ные, как и кар­по­об­раз­ные, об­ра­зу­ют ши­ро­кий спектр жиз­нен­ных форм (ак­тив­ные хищ­ни­ки, по­тре­би­те­ли бен­то­са, планк­то­на и т. д.). Ины­ми сло­ва­ми, ло­со­се­образ­ные «за­ме­ща­ют» кар­по­об­раз­ных в эко­си­сте­мах вы­со­ких ши­рот. По­доб­ные яв­ле­ния мож­но на­блю­дать и в клас­се птиц. Са­мый про­грес­сив­ный его от­ряд во­робь­и­но­об­раз­ных гос­под­ству­ет сре­ди птиц от тро­пи­ков до бо­ре­аль­ной лес­ной по­ло­сы; его до­ля в ави­фау­не Рос­сии умень­ша­ет­ся от 60% в ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сах до 15% в Арк­ти­ке, где пер­вен­ст­ву­ет от­ряд ржан­ко­об­раз­ных (ку­ли­ки, чай­ки, чис­ти­ки), от­но­ся­щих­ся к чис­лу бо­лее древ­них фи­ло­ге­не­ти­че­ских ли­ний клас­са.

За­ко­но­мер­ным ши­рот­но-зо­наль­ным из­ме­не­ни­ям под­вер­же­ны не толь­ко фау­на, но и жи­вот­ное на­се­ле­ние, со­об­ще­ст­ва. На тер­ри­то­рии Рос­сии, осо­бен­но на Рус­ской рав­ни­не с её стро­го вы­ра­жен­ной при­род­ной зо­наль­но­стью, ха­рак­те­ри­сти­ки жи­вот­но­го на­се­ле­ния кор­ре­ли­ру­ют с та­ки­ми кли­ма­ти­че­ски­ми па­ра­мет­ра­ми, как сред­няя тем­пе­ра­ту­ра са­мо­го тё­п­ло­го ме­ся­ца, сред­не­го­до­вая тем­пе­ра­ту­ра, ко­эф­фи­ци­ент ув­лаж­не­ния, ин­декс су­хо­сти и др. Ви­до­вое бо­гат­ст­во, зоо­мас­са, раз­но­об­ра­зие жиз­нен­ных форм уве­ли­чи­ва­ют­ся от Арк­ти­ки до ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов и ле­со­сте­пи. Юж­нее, в степ­ных и по­лу­пус­тын­ных ланд­шаф­тах, боль­шин­ст­во этих по­ка­за­те­лей вновь сни­жа­ет­ся. Ши­рот­но-зо­наль­ные из­ме­не­ния об­щей мас­сы жи­вот­ных на Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской рав­ни­не опи­сы­ва­ют­ся сле­дую­щим ря­дом при­мер­ных цифр (сы­рая мас­са, кг/га): тун­д­ры – 80, хвой­ные ле­са – 300, ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са – до 1 тыс., лу­го­вые сте­пи – 300, ти­пич­ные сте­пи – 150, по­лу­пус­ты­ни – 50. Во всех ланд­шаф­тах хо­лод­но­го и уме­рен­но­го поя­сов ос­но­ву зоо­мас­сы (ино­гда до 90%) со­став­ля­ют поч­вен­ные жи­вот­ные, осо­бен­но до­ж­де­вые чер­ви. Мас­са по­зво­ноч­ных от­но­си­тель­но не­ве­ли­ка: в лу­го­вых сте­пях и дуб­ра­вах при­мер­но 1% об­щей зоо­мас­сы, в сме­шан­ных ле­сах и тай­ге 2–4%, в тун­д­рах до 5%. Мас­са мле­ко­пи­таю­щих и птиц в ев­ро­пей­ских ле­со­степ­ных дуб­ра­вах дос­ти­га­ет 12 кг/га, а в сте­пи – 4 кг/га. Од­на­ко до хо­зяй­ст­вен­но­го ос­вое­ния в сте­пях Рус­ской рав­ни­ны, где во­ди­лось мно­же­ст­во ко­пыт­ных, сур­ков, круп­ных птиц, их об­щая мас­са бы­ла не ме­нее 20 кг/га.

Типичные обитатели высокогорий: 1 – снежный баран; 2 – архар; 3 – кавказский тур; 4 – безоаровый козёл; 5 – снежный барс (ирбис); 6 – парусник Феб; 7 – жёлтый...

В жи­вот­ном ми­ре Рос­сии вы­со­ко раз­но­об­ра­зие био­це­но­ти­че­ских ком­плек­сов и тро­фи­че­ских групп – рас­ти­тель­но­яд­ных, хищ­ни­ков, са­про­фа­гов, па­ра­зи­тов, ком­мен­са­лов и др. К вы­со­ким ши­ро­там умень­ша­ет­ся раз­но­об­ра­зие рас­ти­тель­но­яд­ных и уве­ли­чи­ва­ет­ся до­ля в фау­не пло­то­яд­ных ви­дов. Например, в тай­ге и тун­д­ре весь­ма раз­но­об­ра­зен гнус – ком­плекс кро­во­со­су­щих дву­кры­лых на­се­ко­мых (ко­ма­ры ку­ли­ци­ды, мош­ки, мок­ре­цы, слеп­ни, му­хи кро­во­со­ски). Он до­пол­ня­ет­ся ово­да­ми, ли­чин­ки ко­то­рых раз­ви­ва­ют­ся в же­луд­ке, под ко­жей или в но­со­гло­точ­ной по­лос­ти мле­ко­пи­таю­щих. Наи­боль­шую опас­ность пред­став­ля­ют кож­ные ово­ды се­вер­но­го оле­ня и круп­но­го ро­га­то­го ско­та, но­со­вой оле­ний овод, боль­шой же­лу­доч­ный овод ло­ша­дей. Мно­гие ви­ды мле­ко­пи­таю­щих, осо­бен­но гры­зу­ны, в мень­шей сте­пе­ни пти­цы слу­жат ре­зер­ву­ар­ны­ми хо­зяе­ва­ми, а кро­во­со­су­щие чле­ни­сто­но­гие (ко­ма­ры, слеп­ни, бло­хи, кле­щи и др.) – как хо­зяе­ва­ми, так и пе­ре­нос­чи­ка­ми па­то­ген­ных ви­ру­сов, рик­кет­сий, бак­те­рий, про­стей­ших, гель­мин­тов. В за­ви­си­мо­сти от ланд­шафт­но-зо­наль­ных ус­ло­вий они фор­ми­ру­ют раз­но­об­раз­ные па­ра­зи­тар­ные сис­те­мы и при­род­ные оча­ги бо­лез­ней че­ло­ве­ка и до­маш­них жи­вот­ных (кле­ще­во­го эн­це­фа­ли­та в лес­ной по­ло­се, чу­мы в арид­ных ус­ло­ви­ях, леп­тос­пи­ро­зов и ту­ля­ре­мии в пой­мен­ных ланд­шаф­тах и т. д.).

Типичные представители животного мира зоны тайги: 1 – соболь; 2 – свиристель; 3 – обыкновенный снегирь; 4 – лось (сохатый); 5 – обыкновенная летяга; 6 – рысь; 7 &nd...

Фи­то­фа­ги, как бес­по­зво­ноч­ные, так и по­зво­ноч­ные, осо­бен­но раз­но­об­раз­ны в сте­пи, ле­со­сте­пи и в ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сах. В се­вер­ных при­род­ных зо­нах бы­ва­ет очень вы­со­ка чис­лен­ность по­пу­ля­ций от­дель­ных ви­дов, ко­то­рые час­то ока­зы­ва­ют ог­ром­ное влия­ние на рас­ти­тель­ный по­кров. На Ев­ро­пей­ской тер­ри­то­рии Рос­сии на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 1,5 тыс. ви­дов на­се­ко­мых и кле­щей, по­вре­ж­даю­щих дре­вес­ные и кус­тар­ни­ко­вые по­ро­ды. Вспыш­ки мас­со­во­го раз­мно­же­ния не­ко­то­рых из них мо­гут при­во­дить к су­ще­ст­вен­но­му по­вре­ж­де­нию или да­же ги­бе­ли лес­ных на­са­ж­де­ний на боль­ших пло­ща­дях. Осо­бен­но опас­ны­ми вре­ди­те­ля­ми рос­сий­ских хвой­ных ле­сов яв­ля­ют­ся си­бир­ский шел­ко­пряд, се­рая ли­ст­вен­нич­ная лис­то­вёрт­ка, боль­шой и ма­лый ело­вые уса­чи, ко­ро­ед-ти­по­граф; ли­ст­вен­ные по­ро­ды по­вре­ж­да­ют­ся не­пар­ным шел­ко­пря­дом, ду­бо­вые на­са­ж­де­ния – зе­лё­ной ду­бо­вой лис­то­вёрт­кой и т. д. Раз­но­об­ра­зие вре­ди­те­лей с.-х. куль­тур, на­счи­ты­ваю­щих бо­лее 5 тыс. ви­дов (по­ло­ви­на из них че­шуе­кры­лые и же­ст­ко­кры­лые), так­же под­вер­же­но рез­ким зо­наль­ным из­ме­не­ни­ям. Мно­гие ви­ды рас­се­ля­ют­ся к се­ве­ру вслед за куль­ти­ви­руе­мы­ми рас­те­ния­ми, но наи­бо­лее ве­ли­ки их раз­но­об­ра­зие и вре­до­нос­ность в юж­ных и осо­бен­но за­суш­ли­вых ре­гио­нах стра­ны.

Типичные представители животного мира зоны широколиственных лесов Европейской части России: 1 – зубр; 2 – европейская косуля; 3 – лесная мышовка; 4 – желтогорлая мышь; 5 &ndash...

Осо­бен­но­сти мор­ской фау­ны. Бе­ре­га Рос­сии омы­ва­ют 12 мо­рей и од­но озе­ро-мо­ре, и в об­щей струк­ту­ре её фау­ны ве­ли­ка до­ля мор­ских жи­вот­ных, в т. ч. гу­бок, мша­нок, иг­ло­ко­жих, мно­го­ще­тин­ко­вых чер­вей, раз­но­об­раз­ных мол­лю­сков, ра­ко­об­раз­ных, ко­ст­ных рыб и т. д. На до­лю мор­ских ви­дов при­хо­дит­ся не ме­нее 20% (ок. 20 тыс.) всей фау­ны Рос­сии. Наи­бо­лее бо­га­та фау­на Япон­ско­го м., вклю­чаю­щая мно­гих пред­ста­ви­те­лей жи­вот­но­го ми­ра суб­тро­пи­ков и тро­пи­ков. Здесь встре­ча­ет­ся ок. 700 ви­дов рыб, то­гда как в рас­по­ло­жен­ном не­сколь­ко се­вер­нее Охот­ском м. – ок. 400 ви­дов, в Ба­рен­це­вом м. – ок. 200, в Кар­ском м. – 60, в Чу­кот­ском м. – 50 ви­дов. В то же вре­мя на до­лю Арк­ти­че­ско­го бас­сей­на при­хо­дит­ся бо­лее по­ло­ви­ны всех оби­таю­щих в Рос­сии ви­дов коль­ча­тых чер­вей и ра­ко­об­раз­ных, по­ло­ви­на гу­бок и мша­нок, ок. 40% иг­ло­ко­жих, 25% мор­ских мол­лю­сков, при­мер­но 15% ви­дов рыб и т. д. Все­го в фау­не мо­рей рос­сий­ско­го сек­то­ра бас­сей­на Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го ок. – до 6 тыс. ви­дов жи­вот­ных. При этом в Ба­рен­це­вом м. – бо­лее 3,5 тыс. ви­дов, что обу­слов­ле­но влия­ни­ем тё­п­ло­го те­че­ния Гольф­ст­рим. К вос­то­ку ви­до­вое бо­гат­ст­во со­кра­ща­ет­ся (с не­ко­то­рым по­вы­ше­ни­ем у бе­ре­гов Чу­кот­ско­го п-ова): в Кар­ском м. – бо­лее 2 тыс. ви­дов, в м. Лап­те­вых – ок. 1,7 тыс., в Вос­точ­но-Си­бир­ском м. – 1,2 тыс., в Чу­кот­ском м. – 1,5 тыс. ви­дов. В Бе­лом м., не­смот­ря на бо­лее юж­ное по­ло­же­ние, оби­та­ет ряд ти­пич­ных арк­ти­че­ских ви­дов. Оно сход­но с Кар­ским м. по сум­мар­но­му бо­гат­ст­ву фау­ны, но су­ще­ст­вен­но от­ли­ча­ет­ся по ви­до­во­му со­ста­ву. Из-за низ­кой со­лё­но­сти силь­но обед­не­на фау­на Бал­тий­ско­го м., од­на­ко и там встре­ча­ют­ся ви­ды арк­ти­че­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния.

Фау­на Чёр­но­го и Азов­ско­го мо­рей во мно­гом сход­на со сре­ди­зем­но­мор­ской, хо­тя в три раза бед­нее вслед­ст­вие низ­кой со­лё­но­сти во­ды и ме­нее бла­го­при­ят­ных кли­ма­ти­че­ских ус­ло­вий. При­бреж­ные ла­гу­ны Чёр­но­го и Азов­ско­го мо­рей за­се­ля­ют мн. жи­вот­ные, оби­таю­щие и в Кас­пий­ском м., в т. ч. по­том­ки т. н. сар­мат­ской (верх­не­мио­це­но­вой) фау­ны. В це­лом фау­на это­го озе­ра-мо­ря бед­нее чер­но­мор­ской, но вклю­ча­ет ряд ха­рак­тер­ных и эн­де­мич­ных ви­дов, та­ких, как бы­чок Бер­га, кас­пий­ский тю­лень.

Ланд­шафт­но-зо­наль­ное рас­пре­де­ле­ние ви­дов. Раз­но­об­ра­зие кли­ма­ти­че­ских ус­ло­вий, об­шир­ные тер­ри­то­рии и мор­ская ак­ва­то­рия обу­слов­ли­ва­ют ши­ро­кий спектр ва­ри­ан­тов ланд­шафт­но­го рас­пре­де­ле­ния жи­вот­ных. Ряд ви­дов от­но­сит­ся к ка­те­го­рии по­ли­зо­наль­ных, т. е. оби­таю­щих в не­сколь­ких при­род­ных зо­нах. Та­ко­вы волк, обык­но­вен­ная ли­си­ца, гор­но­стай, за­яц-бе­ляк, ши­ло­хвость, фи­лин, во­рон, обык­но­вен­ная ку­куш­ка, бе­лая тря­со­гуз­ка, на­лим. Име­ют­ся и на­стоя­щие кос­мо­по­ли­ты, рас­про­стра­нён­ные во всех или поч­ти во всех при­род­ных поя­сах; из птиц это со­кол сап­сан, бо­лот­ная со­ва, ка­мыш­ни­ца, из вод­ных мле­ко­пи­таю­щих – го­лу­бой кит и са­мый круп­ный дель­фин – ко­сат­ка.

Представители животного мира Дальнего Востока (Приамурья и Приморья): 1 – тигр; 2 – енотовидная собака; 3 – чёрный (белогрудый) медведь; 4 – дальневосточный (бенгальский) кот; ...

Наи­бо­лее ха­рак­тер­ны для жи­вот­но­го ми­ра на­шей стра­ны ви­ды с ти­пич­ным зо­наль­ным рас­пре­де­ле­ни­ем; их жизнь свя­за­на в ос­нов­ном с оп­ре­де­лён­ной при­род­ной зо­ной (или да­же с её под­зо­ной). К ви­дам с са­мы­ми вы­со­ко­ши­рот­ны­ми (ги­пе­рарк­ти­че­ски­ми) ареа­ла­ми от­но­сят­ся бе­лый мед­ведь, на­рвал, ко­то­рый при­спо­соб­лен к жиз­ни сре­ди дрей­фую­щих льдов, бе­лая чай­ка, гнез­дя­щая­ся на ост­ро­вах зо­ны арк­ти­че­ских пус­тынь, сай­ка, или арк­ти­че­ская тре­соч­ка. Ти­пич­ные соб­ст­вен­но арк­ти­че­ские ви­ды (эварк­ты) – пе­сец, ко­пыт­ный лем­минг, чёр­ная ка­зар­ка, га­га-гре­бе­нуш­ка, ку­лик ту­лес – наи­бо­лее ха­рак­тер­ны для сев. под­зон тун­д­ры. Ареа­лы ги­по­арк­ти­че­ских ви­дов (по­лёв­ки Мид­ден­дор­фа, гу­ся пис­куль­ки и др.) в осн. со­от­вет­ст­ву­ют гра­ни­цам юж. тун­д­ры и ле­со­тун­д­ры. Мно­гие ви­ды жи­вот­ных ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны как в Арк­ти­ке, так и в сев. по­ло­се уме­рен­но­го поя­са (арк­то­бо­ре­аль­ные ви­ды). К их чис­лу от­но­сят­ся коль­ча­тая нер­па, се­вер­ный олень, бе­лая ку­ро­пат­ка, ряд цен­ней­ших про­мы­сло­вых рыб (мук­сун, чир, обык­но­вен­ный сиг). Ареа­лы ти­пич­ных бо­ре­аль­ных ви­дов (ро­со­ма­ха, яс­т­ре­би­ная со­ва, кук­ша, трёх­па­лый дя­тел, сви­ри­стель) со­от­вет­ст­ву­ют в осн. гра­ни­цам тай­ги. Ти­пич­ные оби­та­те­ли ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов (не­мо­раль­ные ви­ды) – са­до­вая со­ня, без­но­гая яще­ри­ца ве­ре­те­ни­ца лом­кая, жук-олень.

Типичные представители животного мира степи и полупустыни: 1 – ушастый ёж; 2 – даурская пищуха; 3 – обыкновенный хомяк; 4 – дрофа; 5 – авдотка; 6 – обыкновенная сад...

В свя­зи с рас­паш­кой сте­пей их зо­наль­ным гра­ни­цам со­от­вет­ст­ву­ют со­вре­мен­ные ареа­лы не­мно­гих ви­дов. К ти­пич­ным степ­ным ви­дам от­но­сят­ся сле­пыш, степ­ная пус­тель­га, жу­равль-кра­сав­ка, степ­ная га­дю­ка, мно­гие на­се­ко­мые (напр., ряд ви­дов са­ран­чо­вых, из куз­не­чи­ков – дыб­ка степ­ная, ре­ликт бо­га­той фау­ны при­чер­но­мор­ских сте­пей тол­стун степ­ной и др.). В пре­де­лах од­но­го ро­да час­то на­блю­да­ют­ся чёт­кие раз­ли­чия зо­наль­но­го рас­пре­де­ле­ния ви­дов. При­ме­ром это­го мо­гут слу­жить дро­фи­ные пти­цы: аре­ал дро­фы рань­ше ох­ва­ты­вал ле­со­степь, степь, по­лу­пус­ты­ню, стре­пет тес­нее свя­зан со сте­пью, джек, или вих­ляй, ти­пи­чен для по­лу­пус­ты­ни и пус­ты­ни. Раз­ные ви­ды од­но­го ро­да мо­гут быть раз­гра­ни­че­ны как в зо­наль­ном, так и в ре­гио­наль­ном рас­пре­де­ле­нии, при­ме­ром че­го слу­жат сус­ли­ки. Крап­ча­тый сус­лик ха­рак­те­рен для ле­со­сте­пи и сте­пи (до Вол­ги), боль­шой рас­про­стра­нён в За­вол­жье, ма­лый – ти­пич­ный оби­та­тель су­хих сте­пей и по­лу­пус­ты­ни При­кас­пий­ской низ­мен­но­сти, гор­ный кав­каз­ский сус­лик на­се­ля­ет сте­пи, суб­аль­пий­ские и аль­пий­ские лу­га Кав­ка­за, да­ур­ский – су­хие сте­пи За­бай­ка­лья, бе­рин­гий­ский при­спо­со­бил­ся к су­ро­вым ус­ло­ви­ям се­ве­ро-вос­то­ка Азии.

Мно­гие ви­ды (в т. ч. лось, щур, бе­лая со­ва, де­вя­ти­иг­лая ко­люш­ка) име­ют цир­кум­по­ляр­ные и цир­кум­бо­ре­аль­ные ареа­лы – они оби­та­ют в зо­нах тай­ги или тун­д­ры на всём их про­тя­же­нии в Ев­ра­зии и Аме­ри­ке. Сре­ди оби­та­те­лей бо­лее юж­ных, осо­бен­но арид­ных, ланд­шаф­тов та­ких ви­дов го­раз­до мень­ше; в чис­ле мле­ко­пи­таю­щих на­ших сте­пей – это свет­лый хо­рёк (не­ко­то­рые сис­те­ма­ти­ки вы­де­ля­ют его аме­ри­кан­ские по­пу­ля­ции в от­дель­ный вид).

Ши­рот­но-зо­наль­ное рас­пре­де­ле­ние ви­дов на тер­ри­то­рии Рос­сии мо­жет ме­нять­ся, в т. ч. в за­ви­си­мо­сти от сте­пе­ни кон­ти­нен­таль­но­сти. Так, пе­ре­нос­чик эн­це­фа­ли­та та­ёж­ный клещ на Рус­ской рав­ни­не рас­про­стра­нён до сев. тай­ги и от­сут­ст­ву­ет в ле­со­сте­пи, а в Си­би­ри он за­се­ля­ет юж. тай­гу, по­ло­су ле­со­сте­пи и сте­пи. Сев. гра­ни­ца ареа­ла по­ле­вой мы­ши в Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии дос­ти­га­ет 65°­ с. ш., в Сред­ней Си­би­ри – 60° ­, а в При­аму­рье – 50° ­ с. ш. Не­ко­то­рые ви­ды, при­уро­чен­ные к зо­наль­ным ланд­шаф­там, вы­хо­дят за пре­де­лы «сво­ей» зо­ны по т. н. экс­т­ра­зо­наль­ным уча­ст­кам: та­ёж­ные ви­ды – по ост­ро­вам ле­са и вы­со­ким кус­тар­ни­кам за­хо­дят в тун­д­ру, оби­та­те­ли ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов – по бай­рач­ным уро­чи­щам в пре­де­лы степ­ной зо­ны, а степ­ные – по лу­гам в лес­ную по­ло­су и т. д. (напр., хо­мяк, ти­пич­ный оби­та­тель сте­пи и ле­со­сте­пи, по су­хо­доль­ным лу­гам и пус­то­шам до­хо­дит до Яро­слав­ля, Пер­ми).

Обитатели побережий и акваторий дальневосточных морей России: 1 – северный морской котик; 2 – ипатка; 3 – берингов баклан; 4 – сивуч; 5 – глупыш; 6 – большая конюга...

Ви­ды, ха­рак­тер­ные для оп­ре­де­лён­ной при­род­ной зо­ны, встре­ча­ют­ся так­же в го­рах в со­от­вет­ст­вую­щих вы­сот­ных поя­сах, напр. тун­д­ро­вые ви­ды – в аль­пий­ском или голь­цо­вом поя­се, та­ёж­ные – в лес­ном. Так, ти­пич­ные оби­та­те­ли ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской рав­ни­ны на­се­ля­ют гор­но-лес­ной по­яс Кав­ка­за, где об­ра­зу­ют осо­бые фор­мы (как жел­то­гор­лая мышь). С дру­гой сто­ро­ны, зо­наль­ные ланд­шаф­ты мо­гут быть на­се­ле­ны та­ки­ми ти­пич­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми фау­ны гор, как хо­рёк со­лон­гой, ко­то­рый в За­бай­ка­лье оби­та­ет в рав­нин­ной сте­пи. Осо­бая ка­те­го­рия – арк­то­аль­пий­ские ви­ды, рас­про­стра­нён­ные в Арк­ти­ке и в аль­пий­ском поя­се вы­со­ко­го­рий. К их чис­лу от­но­сят­ся тун­д­ря­ная ку­ро­пат­ка, ро­га­тый жа­во­ро­нок и др. Фор­ми­ро­ва­ние ареа­лов с раз­ры­ва­ми арк­ти­че­ской и аль­пий­ской час­тей про­ис­хо­ди­ло под влия­ни­ем дви­же­ния лед­ни­ков, по­те­п­ле­ния кли­ма­та и рас­про­стра­не­ния ле­сов в сев. Ев­ра­зии.

Ре­гио­наль­ное рас­про­стра­не­ние. Ареа­лы мно­гих ви­дов рос­сий­ской фау­ны ох­ва­ты­ва­ют ог­ром­ные тер­ри­то­рии, но не свя­за­ны с гра­ни­ца­ми при­род­ных зон. Так, ло­со­сё­вые ры­бы тай­мень и ле­нок рас­про­стра­не­ны от за­по­ляр­ных до юж. рай­онов Си­би­ри, а лещ и су­дак – столь же ши­ро­ко в пре­де­лах Ев­ро­пы. Аре­ал при­ми­тив­но­го зем­но­вод­но­го – си­бир­ско­го уг­ло­зу­ба ох­ва­ты­ва­ет всю Ази­ат­скую часть Рос­сии, до­ж­де­вой червь эй­зе­ния Нор­ден­шель­да за­се­ля­ет тер­ри­то­рии Си­би­ри от тундр до сте­пей и вост. час­ти ев­ро­пей­ской ле­со­сте­пи. Фор­ми­ро­ва­ние по­доб­ных ареа­лов обу­слов­ле­но про­ис­хо­ж­де­ни­ем и при­спо­со­би­тель­ны­ми воз­мож­но­стя­ми ви­да, влия­ни­ем со­вре­мен­ных ланд­шафт­ных осо­бен­но­стей, а так­же их ис­то­ри­че­ской ди­на­микой.

Осо­бен­но­сти фор­ми­ро­ва­ния фау­ны на тер­ри­то­рии Рос­сии про­яв­ля­ют­ся и на при­ме­ре эн­де­мич­ных ви­дов, оби­таю­щих в стро­го оп­ре­де­лён­ном рай­оне. Они вы­зы­ва­ют осо­бый ин­те­рес в свя­зи с за­да­ча­ми ох­ра­ны, вос­ста­нов­ле­ния и рас­се­ле­ния ви­дов и по­пу­ля­ций. Ши­ро­ко из­вест­ны «крас­но­книж­ные» эн­де­ми­ки – пред­ста­ви­тель ев­ро­пей­ской фау­ны вы­ху­холь, оби­та­тель даль­не­во­сточ­ной тай­ги ди­ку­ша, крас­но­зо­бая ка­зар­ка, гнез­дя­щая­ся на п-овах Тай­мыр, Гы­дан­ский и Ямал, бе­лый жу­равль, или стерх, жи­ву­щий в тун­д­рах Яку­тии и в за­бо­ло­чен­ных ни­зовь­ях р. Обь, зна­ме­ни­тая ро­зо­вая чай­ка и др. Сре­ди эн­де­ми­ков есть ви­ды с край­не ма­лы­ми ареа­ла­ми, как го­лец Све­то­ви­до­ва, жи­ву­щий толь­ко в од­ном озе­ре ме­тео­рит­но­го про­ис­хо­ж­де­ния в вер­ховь­ях р. Ана­дырь, го­лец Шмид­та, встре­чаю­щий­ся в Кро­ноц­ком оз. и в бас­сей­не од­но­имён­ной ре­ки на Кам­чат­ке, и др. Эн­де­ми­ки ха­рак­тер­ны для фау­ны Даль­не­го Вос­то­ка, напр. ре­ликт тро­пи­че­ской фау­ны ус­су­рий­ский па­лоч­ник. Уз­ко­аре­аль­ные ви­ды чрез­вы­чай­но уяз­ви­мы, при­ме­ра­ми че­го мо­гут слу­жить гнез­дя­щий­ся в юж. тай­ге За­пад­ной Си­би­ри ис­че­заю­щий тон­кок­лю­вый кронш­неп и круп­ное вод­ное мле­ко­пи­таю­щее – мор­ская, или стел­ле­ро­ва, ко­ро­ва, жив­шая в при­бреж­ных во­дах Ко­ман­дор­ских о-вов и унич­то­жен­ная че­ло­ве­ком в сер. 18 в.

Представители животного мира бассейнов южных морей Европейской части России:1 – каспийская минога; 2 – каспийский тюлень; 3 – катран (колючая акула); 4 – чехонь; 5 – черн...

Мно­гие ви­ды жи­вот­ных за­хо­дят в Рос­сию с со­пре­дель­ных тер­ри­то­рий час­тя­ми сво­их ареа­лов. Не­ко­то­рые из них пред­став­ля­ют не ха­рак­тер­ные для при­род­ных зон на­шей стра­ны эко­ло­ги­че­ские груп­пы; ряд та­ких ви­дов рас­про­стра­нён у юж. гра­ниц от Ал­тая до При­мо­рья. Сре­ди них наи­бо­лее из­вест­ны: тигр, ле­о­пард, снеж­ный барс, го­рал, дзе­рен, крас­ный волк, гусь су­хо­нос, гор­ный гусь, ут­ка ман­да­рин­ка, крас­но­но­гий ибис, вос­точ­ный ши­ро­ко­рот, из пре­смы­каю­щих­ся – эс­ку­ла­пов по­лоз, мор­ская ко­жи­стая че­ре­па­ха (са­мая круп­ная из ны­не жи­ву­щих че­ре­пах), а так­же круп­ней­ший жук фау­ны Рос­сии даль­не­во­сточ­ный усач ре­лик­то­вый, од­ни из са­мых кра­си­вых и круп­ных на­ших ба­бо­чек – ма­ха­он Маа­ка и пав­ли­но­глаз­ка ар­те­ми­да, пче­ла ин­дий­ская и др. Ряд ви­дов, от­но­ся­щих­ся к груп­пам, ха­рак­тер­ным для тро­пи­ков, оби­та­ет на Кав­ка­зе (напр., ре­лик­то­вый пред­ста­ви­тель от­ря­да сет­ча­то­кры­лых – пал­па­лес). По­пу­ля­ции по­доб­ных ви­дов яв­ля­ют­ся объ­ек­та­ми при­ро­до­охран­ных ме­ро­прия­тий, за­не­се­ны в Крас­ные кни­ги не­за­ви­си­мо от со­стоя­ния их в дру­гих час­тях ареа­ла. Вме­сте с тем и сре­ди ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ных в Рос­сии ви­дов встре­ча­ют­ся пред­ста­ви­те­ли суб­тро­пи­че­ской и тро­пи­че­ской фа­ун (напр., удод, зи­мо­ро­док).

Су­ще­ст­вен­ное ме­сто в оте­че­ст­вен­ной фау­не за­ни­ма­ют оби­та­те­ли мор­ских по­бе­ре­жий с ха­рак­тер­ны­ми «лен­точ­ны­ми» ареа­ла­ми, пе­ре­се­каю­щи­ми не­сколь­ко при­род­ных зон. Та­ко­вы тон­кок­лю­вая кай­ра и бе­рин­гов бак­лан, гнез­дя­щие­ся от о. Вран­ге­ля до Са­ха­ли­на, чай­ка мо­ев­ка – на по­бе­режь­ях арк­ти­че­ских и ти­хо­оке­ан­ских мо­рей. Леж­би­ща си­ву­ча и се­вер­но­го мор­ско­го ко­ти­ка рас­по­ло­же­ны на по­бе­ре­жье Ти­хо­го ок. от Ана­дыр­ско­го зал. до Са­ха­ли­на.

В пре­де­лах ви­до­вых ареа­лов сис­те­ма­ти­ки вы­де­ля­ют раз­гра­ни­чен­ные гео­гра­фи­че­ски под­ви­ды. У обык­но­вен­ной бел­ки на тер­ри­то­рии Рос­сии вы­де­ле­но ок. 20 под­ви­дов (сре­ди них – бел­ка те­ле­ут­ка с вы­со­ким и гус­тым ме­хом); у со­бо­ля – 17 (са­мый цен­ный – бар­гу­зин­ский со­боль), у зай­ца-бе­ля­ка – 10, у бу­ро­го мед­ве­дя – 7. Ши­ро­ко из­вест­ны изюбрь и ма­рал – под­ви­ды бла­го­род­но­го оле­ня; пер­вый оби­та­ет в Вос­точ­ной Си­би­ри и на Даль­нем Вос­то­ке, вто­рой – в го­рах Юж­ной Си­би­ри. Под­ви­ды слу­жат мо­дель­ны­ми объ­ек­та­ми при ис­сле­до­ва­нии про­цес­сов ви­до­об­ра­зо­ва­ния. Осо­бен­но ин­те­рес­ны чёт­ко ог­ра­ни­чен­ные ес­те­ст­вен­ны­ми пре­гра­да­ми, напр. за­не­сён­ные в Крас­ную кни­гу вол­хов­ский сиг, но­во­зе­мель­ский се­вер­ный олень, пу­то­ран­ский снеж­ный ба­ран.

На тер­ри­то­рии Рос­сии, за­ни­маю­щей боль­шую часть се­ве­ра Ев­ра­зии, от­чёт­ли­во про­яв­ля­ет­ся од­но из са­мых ин­те­рес­ных и слож­ных био­гео­гра­фи­че­ских яв­ле­ний – раз­ры­вы (дизъ­юнк­ции) ареа­лов, раз­де­ле­ние их на за­пад­ную, в ос­нов­ном ев­ро­пей­скую, и вос­точ­ную, ази­ат­скую, час­ти. Ре­зуль­та­том это­го мо­жет быть фор­ми­ро­ва­ние раз­ных под­ви­дов или са­мо­стоя­тель­ных ви­дов. Ти­пич­ны­ми при­ме­ра­ми ви­до­вых дизъ­юнк­ций слу­жат ра­зо­рван­ные ареа­лы обык­но­вен­но­го ежа, кар­по­вой рыб­ки гор­ча­ка, коль­ча­то­го шел­ко­пря­да: их ев­ро­пей­ская часть про­сти­ра­ет­ся до Ура­ла, а ази­ат­ская – от За­бай­ка­лья или При­аму­рья до При­мо­рья.

В зап. и вост. сек­то­рах Рос­сии на­блю­да­ет­ся так­же взаи­мо­за­ме­ще­ние са­мо­стоя­тель­ных род­ст­вен­ных ви­дов. Ареа­лы близ­ких ви­дов го­лу­бей – обык­но­вен­ной гор­ли­цы с ев­ро­пей­ским ареа­лом и боль­шой гор­ли­цы, рас­про­стра­нён­ной в Ази­ат­ской час­ти стра­ны, в це­лом раз­гра­ни­че­ны, но всё же со­при­ка­са­ют­ся в ни­зовь­ях Оби. Обык­но­вен­ная щу­ка на­се­ля­ет во­до­ёмы от зап. гра­ниц до Чу­кот­ки, но от­сут­ст­ву­ет в бас­сей­не Аму­ра и в При­мо­рье, где за­ме­ща­ет­ся амур­ской щу­кой. Ареа­лы не­ко­то­рых близ­ких ви­дов ра­зоб­ще­ны ог­ром­ны­ми рас­стоя­ния­ми. Так, обык­но­вен­ная и ки­тай­ская зеле­нуш­ки раз­де­ле­ны про­стран­ст­ва­ми За­пад­ной и Сред­ней Си­би­ри и При­бай­ка­лья. Ещё один при­мер – круп­ней­шие осет­ро­вые ры­бы: бе­лу­га рас­про­стра­не­на в бас­сей­нах Кас­пий­ско­го, Чёр­но­го и Азов­ско­го мо­рей, а род­ст­вен­ная ей ка­лу­га – в бас­сей­не Аму­ра. Бо­лее слож­ный слу­чай ра­зоб­ще­ния ви­до­вых ареа­лов: чёр­ная во­ро­на оби­та­ет от Ти­хо­оке­ан­ско­го по­бе­ре­жья до Ени­сея, а так­же в За­пад­ной Ев­ро­пе, а ме­ж­ду эти­ми тер­ри­то­рия­ми рас­по­ла­га­ет­ся аре­ал се­рой во­ро­ны. Сход­ные яв­ле­ния на­блю­да­ют­ся и сре­ди оби­та­те­лей мо­рей. Так, океа­ни­че­ские сель­ди рас­про­стра­не­ны в рос­сий­ских во­дах как в при­ат­лан­ти­че­ском, так и в ти­хо­оке­ан­ском сек­то­рах, где пред­став­ле­ны фор­ма­ми, ко­то­рые од­ни ав­то­ры счи­та­ют под­ви­да­ми, дру­гие – са­мо­стоя­тель­ны­ми ви­да­ми. На­блю­да­ет­ся так­же сме­на не­сколь­ких ви­дов од­но­го ро­да в раз­ных час­тях стра­ны (напр., рус­ский, си­бир­ский, амур­ский и са­ха­лин­ский осет­ры). Ана­лиз та­ко­го ха­рак­те­ра рас­про­стра­не­ния ви­дов очень ва­жен для по­зна­ния про­цес­сов ви­до­об­ра­зо­ва­ния и ле­жит в ос­но­ве зоо­гео­гра­фи­че­ско­го рай­они­ро­ва­ния.

Со­кра­ще­ние и вос­ста­нов­ле­ние ареа­лов. В 20 в. со­кра­ти­лись ареа­лы мно­гих ви­дов фау­ны Рос­сии. Это от­но­сит­ся не толь­ко к про­мы­сло­вым жи­вот­ным или объ­ек­там кол­лек­цио­ни­ро­ва­ния. Боль­шую роль иг­ра­ет раз­ру­ше­ние или силь­ное из­ме­не­ние мест оби­та­ния (био­то­пов). Не­ко­то­рые ви­ды, об­ла­дав­шие в про­шлом об­шир­ны­ми ареа­ла­ми, ны­не ис­чез­ли пол­но­стью ли­бо со­хра­ни­лись на не­боль­ших тер­ри­то­ри­ях и ак­ва­то­ри­ях. Так, зубр – са­мый круп­ный на­зем­ный зверь на­шей фау­ны, по­то­мок бо­лее круп­но­го пер­во­быт­но­го зуб­ра, жив­ше­го на тер­ри­то­рии на­шей стра­ны, ве­ро­ят­но, ок. 10 тыс. лет на­зад, сей­час со­хра­нил­ся толь­ко в за­по­вед­ни­ках и зоо­пар­ках. Ещё один поч­ти ис­чез­нув­ший вид – ат­лан­ти­че­ский осётр, аре­ал ко­то­ро­го ко­гда-то ох­ва­ты­вал бас­сей­ны всех ев­ро­пей­ских мо­рей. Ареа­лы мно­гих ви­дов, напр. боль­шо­го кронш­не­па, со­кра­ща­ют­ся вслед­ст­вие осу­ше­ния бо­лот. Пло­ти­ны мо­гут ог­ра­ни­чи­вать рас­про­стра­не­ние про­ход­ных рыб и ры­бо­об­раз­ных, напр. кас­пий­ской ми­но­ги, сев­рю­ги, рус­ско­го осет­ра.

В опи­са­ни­ях жи­вот­но­го ми­ра час­то ис­поль­зу­ют по­ня­тие «вос­ста­нов­лен­ный аре­ал» (об­ласть как на­стоя­ще­го, так и про­шло­го рас­про­стра­не­ния ви­да). Ареа­лы дей­ст­ви­тель­но мо­гут вос­ста­нав­ли­вать­ся – ес­те­ст­вен­ным пу­тём или в ре­зуль­та­те спе­ци­аль­ных ме­ро­прия­тий, как в слу­чае вос­ста­нов­ле­ния ареа­ла реч­но­го боб­ра. В про­шлом он на­се­лял всю тер­ри­то­рию Рос­сии, кро­ме Арк­ти­ки. В 1930-х гг. со­хра­ни­лись не­боль­шие раз­роз­нен­ные по­се­ле­ния (все­го ме­нее 1000 зве­рей). Ох­ра­на уце­лев­ше­го по­го­ло­вья и ис­кус­ст­вен­ное рас­се­ле­ние при­ве­ли к по­вы­ше­нию чис­лен­но­сти боб­ра до 200 тыс. го­лов и рас­ши­ре­нию оби­тае­мой тер­ри­то­рии. В нач. 21 в. од­ной из при­чин уве­ли­че­ния чис­лен­но­сти по­пу­ля­ций и вос­ста­нов­ле­ния со­кра­щён­ных ра­нее ареа­лов ди­ких жи­вот­ных на тер­ри­то­рии Рос­сии явил­ся упа­док сель­ско­го хо­зяй­ст­ва, рез­кое умень­ше­ние пло­ща­дей по­се­вов и па­ст­бищ.

Ин­тро­дук­ция, ре­ин­тро­дук­ция, ак­кли­ма­ти­за­ция жи­вот­ных. Из­дав­на прак­ти­ко­ва­лось ис­кус­ст­вен­ное по­пол­не­ние жи­вот­но­го ми­ра Рос­сии. Мно­гие из этих опы­тов счи­та­ют­ся бо­лее или ме­нее удач­ны­ми с точ­ки зре­ния ин­те­ре­сов про­мы­сло­во­го хо­зяй­ст­ва. Так, в со­став фау­ны Рос­сии проч­но во­шли ви­ды, за­ве­зён­ные в 30-х гг. 20 в. из Но­во­го Све­та, а за­тем ши­ро­ко рас­се­лив­шие­ся, – он­дат­ра, аме­ри­кан­ская нор­ка. Бы­ло пред­при­ня­то не­сколь­ко по­пы­ток акк­ли­ма­ти­за­ции аме­ри­кан­ских рыб как воз­мож­ных объ­ек­тов пру­до­во­го ры­бо­вод­ст­ва, в т. ч. в во­до­ёмах-ох­ла­ди­те­лях ГРЭС и АЭС (ка­наль­ный со­мик). С 70-х гг. 20 в. ис­кус­ст­вен­но раз­во­дят­ся три ви­да аме­ри­кан­ских кар­по­вых рыб – буф­фа­ло, за­се­лив­ших ре­ки бас­сей­нов Вол­ги и Ку­ба­ни. В во­до­ёмы Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии ин­тро­ду­ци­ро­ван пред­ста­ви­тель амур­ской их­тио­фау­ны – бе­лый тол­сто­ло­бик. В ре­зуль­та­те ис­кус­ст­вен­но­го рас­се­ле­ния, на­ча­то­го в 1929, аре­ал ено­то­вид­ной со­ба­ки, ра­нее оби­тав­шей в Рос­сии толь­ко в При­мор­ском крае, те­перь ох­ва­ты­ва­ет лес­ные тер­ри­то­рии Ев­ро­пей­ской час­ти. Оп­рав­дан­ной счи­та­ет­ся акк­ли­ма­ти­за­ция в 1960-х гг. пред­ста­ви­те­ля фау­ны даль­не­во­сточ­ных мо­рей кам­чат­ско­го кра­ба и гор­бу­ши в Ба­рен­це­вом мо­ре. За­вер­ша­ет­ся на­ча­тая в 1974 ре­ин­тро­дук­ция (на о. Вран­ге­ля и п-ове Тай­мыр) ов­це­бы­ка, оби­тав­ше­го в про­шлом на се­ве­ре Си­би­ри.

За­воз ино­зем­ных ви­дов осу­ще­ст­в­ля­ет­ся так­же для борь­бы с вре­ди­те­ля­ми или воз­бу­ди­те­ля­ми за­бо­ле­ва­ний. Так, в 1920-х гг. для борь­бы с ли­чин­ка­ми ма­ля­рий­ных ко­ма­ров ши­ро­ко рас­се­ля­лась аме­ри­кан­ская рыб­ка гам­бу­зия. Про­дол­жа­ют­ся опы­ты по акк­ли­ма­ти­за­ции в юж. рай­онах Рос­сии рас­ти­тель­но­яд­ных на­се­ко­мых (в т. ч. ам­бро­зие­во­го лис­тое­да) для борь­бы со зло­ст­ным сор­ня­ком ам­бро­зи­ей. С це­лью рас­ши­ре­ния кор­мо­вой ба­зы осет­ро­вых рыб в Кас­пий­ское м. был все­лён из Азов­ско­го м. мно­го­ще­тин­ко­вый червь не­ре­ис. По­след­ст­вия опы­тов ин­тро­дук­ции в ря­де слу­ча­ев мо­гут ока­зать­ся не впол­не удач­ны­ми. Так, ено­то­вид­ная со­ба­ка мес­та­ми вре­дит охот­ничь­е­му хо­зяй­ст­ву и яв­ля­ет­ся пе­ре­нос­чи­ком бе­шен­ст­ва. По­это­му та­кие ме­ро­прия­тия ну­ж­да­ют­ся в серь­ёз­ном эко­ло­ги­че­ском обос­но­ва­нии.

Эко­ло­ги­че­ские на­ше­ст­вия, био­ло­ги­че­ское за­гряз­не­ние, био­ин­ва­зии. На тер­ри­то­рии Рос­сии всё ча­ще от­ме­ча­ют­ся слу­чаи рас­ши­ре­ния ареа­лов ви­дов с яв­но от­ри­ца­тель­ны­ми по­след­ст­вия­ми для эко­си­стем и че­ло­ве­ка. При­чи­ны их мас­со­вых раз­мно­же­ний – от­сут­ст­вие в но­вых рай­онах био­це­но­ти­че­ских ме­ха­низ­мов ре­гу­ля­ции чис­лен­но­сти. Хо­ро­шо из­вест­ны ка­та­ст­ро­фи­че­ские ре­зуль­та­ты рас­про­стра­не­ния ко­ло­рад­ско­го жу­ка. Го­ло­веш­ка-ро­тан – пред­ста­ви­тель их­тио­фау­ны Юго-Вос­точ­ной Азии, за­ве­зён­ный ак­ва­риу­ми­ста­ми и рас­се­лив­ший­ся в мел­ких во­до­ёмах Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской рав­ни­ны, ин­тен­сив­но ис­треб­ля­ет и вы­тес­ня­ет або­ри­ген­ные ви­ды рыб. Рас­ши­ря­ет свой аре­ал дву­створ­ча­тый мол­люск реч­ная дрейс­се­на, на­но­ся­щий боль­шой вред гид­ро­тех­ни­че­ским со­ору­же­ни­ям, ко­то­рые об­рас­та­ют ог­ром­ны­ми мас­са­ми. На­стоя­щей бе­дой для эко­си­стем Чёр­но­го м. ста­ло по­яв­ле­ние в нач. 1980-х гг. греб­не­ви­ка мне­ми­оп­си­са, за­ве­зён­но­го из Ат­лан­ти­че­ско­го ок. с бал­ла­ст­ны­ми во­да­ми су­дов. След­ст­вия­ми его ин­тен­сив­но­го раз­мно­же­ния ста­ли рез­кое сни­же­ние чис­лен­но­сти и обед­не­ние ви­до­во­го со­ста­ва зоо­планк­то­на, слу­жа­ще­го пи­щей мно­гим жи­вот­ным, в т. ч. ры­бам. Лишь по­яв­ле­ние в 1997 и на­ча­ло мас­со­во­го раз­мно­же­ния в чер­но­мор­ских во­дах дру­го­го хищ­но­го греб­не­ви­ка бе­роэ, ес­те­ст­вен­но­го вра­га мне­ми­оп­си­са, по­зво­ля­ет на­де­ять­ся на сни­же­ние чис­лен­но­сти по­след­не­го. На тер­ри­то­рии Рос­сии на­счи­ты­ва­ют бо­лее 500 чу­же­род­ных ин­тро­ду­ци­ро­ван­ных ви­дов, из ко­то­рых бо­лее по­ло­ви­ны от­но­сит­ся к на­се­ко­мым. Про­бле­ма био­ло­ги­че­ско­го за­гряз­не­ния ста­но­вит­ся важ­ней­шей в сфе­ре сохра­не­ния и вос­ста­нов­ле­ния био­раз­но­об­ра­зия Рос­сии, она ши­ро­ко об­су­ж­да­ет­ся на ме­ж­ду­на­род­ном и на­цио­наль­ном уров­нях.

Си­нан­тро­пи­за­ция жи­вот­но­го ми­ра. С дои­сто­ри­че­ских вре­мён про­ис­хо­дит фор­ми­ро­ва­ние ком­плек­са си­нан­троп­ных жи­вот­ных – со­жи­те­лей че­ло­ве­ка, оби­та­те­лей жи­лищ, тер­ри­то­рий на­се­лён­ных пунк­тов. Связь та­ких жи­вот­ных с че­ло­ве­ком уси­ли­ва­ет­ся по ме­ре про­дви­же­ния к се­ве­ру. У важ­ней­ших си­нан­троп­ных гры­зу­нов – до­мо­вой мы­ши и се­рой кры­сы (па­сю­ка) мож­но вы­де­лить по­пу­ля­ции трёх ти­пов: се­вер­ные (гры­зу­ны круг­лый год жи­вут в жи­ли­щах); пе­ре­ход­ные (ле­том часть зверь­ков за­се­ля­ет при­род­ные био­то­пы, а на зи­му воз­вра­ща­ет­ся в по­строй­ки); юж­ные (зна­чи­тель­ная часть по­пу­ля­ции по­сто­ян­но на­хо­дит­ся вне жи­лищ че­ло­ве­ка), что ха­рак­тер­но для юга Ев­ро­пей­ской час­ти и При­мо­рья. Та­кая же за­ко­но­мер­ность про­яв­ля­ет­ся и в рас­пре­де­ле­нии си­нан­троп­ных мух и птиц. Уси­ли­ва­ют­ся про­цес­сы ур­ба­ни­за­ции жи­вот­но­го ми­ра – ос­вое­ние мно­ги­ми ви­да­ми тер­ри­то­рий со­вре­мен­ных го­ро­дов. Здесь фор­ми­ру­ют­ся осед­лые или се­зон­ные по­пу­ля­ции мно­гих ви­дов птиц из чис­ла вра­но­вых, во­до­пла­ваю­щих, ча­ек, днев­ных хищ­ни­ков, сов, мел­ких во­робь­и­ных, ца­пель и др. Так, в Мо­ск­ве ста­ли обыч­ны­ми яс­т­ре­бы (пе­ре­пе­лят­ник и те­те­ре­вят­ник), со­кол чег­лок, не­сколь­ко ви­дов сов (напр., уша­стая со­ва), бе­ло­спин­ный дя­тел, ду­бо­нос, ут­ка го­голь. Стре­ми­тель­но рас­ту­щие го­род­ские по­пу­ля­ции се­рой во­ро­ны де­мон­ст­ри­ру­ют по­ра­зи­тель­ную эко­ло­ги­че­скую пла­стич­ность и на­бор тон­чай­ших по­ве­ден­че­ских адап­та­ций к жиз­ни в ус­ло­ви­ях го­ро­да. Уве­ли­чи­ва­ет­ся связь с на­се­лён­ны­ми пунк­та­ми мно­гих ви­дов во­робь­и­ных, напр. чёр­ный дрозд, ра­нее ред­кий в сред­ней по­ло­се Рос­сии, сей­час обы­чен в пар­ках, на ок­раи­нах го­ро­дов. В по­след­ние го­ды вни­ма­ние зоо­ло­гов при­вле­ка­ют час­тые слу­чаи си­нан­тро­пиз­ма вол­ка, слож­ные фор­мы его по­ве­де­ния.

Серь­ёз­ные про­бле­мы для че­ло­ве­ка соз­да­ют не­ко­то­рые си­нан­троп­ные на­се­ко­мые, та­кие, как по­тен­ци­аль­ные пе­ре­нос­чи­ки ин­фек­ций ком­нат­ная му­ха и про­ис­хо­дя­щие из тро­пи­ков ко­ма­ры ку­лек­сы (осо­бен­но ко­мар-пис­кун), пла­тя­ная, шуб­ная и зер­но­вая мо­ли, ры­жий та­ра­кан, или пру­сак, про­ник­ший в Рос­сию из Юж­ной Азии че­рез Ев­ро­пу, менее обыч­ный чёр­ный и спо­ра­дич­но встре­чаю­щий­ся аме­ри­кан­ский та­ра­ка­ны, бы­ст­ро рас­се­ляю­щий­ся фа­рао­нов му­ра­вей – при­ше­лец из Тро­пи­че­ской Аме­ри­ки. Из си­нан­троп­ных пау­ко­об­раз­ных, кро­ме без­обид­но­го до­мо­во­го пау­ка, всё боль­шее вни­ма­ние при­вле­ка­ют кле­щи, жи­ву­щие в до­маш­ней пы­ли и вы­зы­ваю­щие ал­лер­ги­че­ские за­бо­ле­ва­ния. На­при­мер, в Мо­ск­ве об­на­ру­же­но 39 ви­дов та­ких кле­щей, сре­ди ко­то­рых наи­бо­лее обыч­ны пред­ста­ви­те­ли се­мей­ст­ва пи­ро­гли­фид. Не­по­сред­ст­вен­ны­ми ал­лер­ге­на­ми яв­ля­ют­ся сбра­сы­вае­мые при линь­ке по­кро­вы кле­щей, чис­лен­ность ко­то­рых дос­ти­га­ет 500 осо­бей в 1 г пы­ли.

Од­ним из оча­гов фор­ми­ро­ва­ния си­нан­троп­ных по­пу­ля­ций жи­вот­ных яв­ля­ют­ся свал­ки, ко­то­рые ино­гда за­се­ля­ют­ся тро­пи­че­ски­ми и суб­тро­пи­че­ски­ми ви­да­ми поч­вен­ной фау­ны, что обу­слов­ле­но по­вы­шен­ной тем­пе­ра­ту­рой грун­та вслед­ст­вие про­цес­сов гние­ния. Мес­та­ми оби­та­ния юж. ви­дов бес­по­зво­ноч­ных слу­жат те­п­ли­цы и оран­же­реи. Боль­шую роль в рас­про­стра­не­нии си­нан­троп­ных ви­дов иг­ра­ет транс­порт, осо­бен­но вод­ный.

Цен­тры ви­до­во­го раз­но­об­ра­зия и эн­де­миз­ма. Раз­ви­тие жи­вот­но­го ми­ра Рос­сии про­ис­хо­ди­ло как под влия­ни­ем из­ме­не­ний кли­ма­та и ста­нов­ле­ния со­вре­мен­ных при­род­ных зон, так и в ре­зуль­та­те дли­тель­ной изо­ля­ции, обо­соб­лен­но­сти эво­лю­ци­он­ных про­цес­сов в от­дель­ных фи­зи­ко-гео­гра­фи­че­ских рай­онах. По­это­му вы­де­ля­ют­ся тер­ри­то­рии и ак­ва­то­рии со свое­об­раз­ны­ми ви­до­вы­ми ком­плек­са­ми, вклю­чаю­щи­ми боль­шое чис­ло эн­де­ми­ков. В пер­вую оче­редь к их чис­лу от­но­сят­ся оз. Бай­кал, При­аму­рье и При­мо­рье, Се­вер­ный Кав­каз, се­ве­ро-вос­ток Азии, Ал­тай. Фау­на Бай­ка­ла, в ко­то­рую вхо­дит ок. 2600 ви­дов жи­вот­ных, слу­жит пре­крас­ной мо­де­лью для ре­ше­ния мн. во­про­сов тео­рии эво­лю­ции, эко­ло­гии и био­гео­гра­фии. Ши­ро­ко из­вес­тен эн­де­мик бай­каль­ская нер­па, пред­ки ко­то­рой, воз­мож­но, про­ник­ли в озе­ро по ре­кам из Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го ок. Не­ко­то­рые груп­пы жи­вот­ных в про­цес­се изо­ли­ро­ван­ной эво­лю­ции в этом круп­ней­шем пре­сном во­до­ёме об­ра­зо­ва­ли мно­же­ст­во эн­де­мич­ных ви­дов и да­же ро­дов с ши­ро­ким спек­тром при­спо­со­би­тель­ных форм. Так, быч­ко­вые ры­бы от­ря­да скор­пе­но­об­раз­ных – ши­ро­ко­лоб­ки и го­ло­мян­ки пред­став­ле­ны в озе­ре 10 эн­де­мич­ны­ми ро­да­ми и 30 эко­ло­ги­че­ски раз­но­об­раз­ны­ми ви­да­ми (дон­ные ма­ло­под­виж­ные, глу­бо­ко­вод­ные, пе­ла­ги­че­ские с раз­ны­ми ти­па­ми пи­та­ния, раз­мно­же­ния, по­ве­де­ния). Гран­ди­оз­ный про­цесс эн­де­мич­но­го ви­до­об­ра­зо­ва­ния на­блю­да­ет­ся у ра­ко­об­раз­ных от­ря­да бо­ко­пла­вов, или ам­фи­под, на­счи­ты­ваю­щих в Бай­ка­ле ок. 270 ви­дов и де­мон­ст­ри­рую­щих ши­ро­кую адап­тив­ную ра­диа­цию, вклю­чая коа­дап­та­ции (вза­им­ные при­спо­соб­ле­ния) с другими груп­па­ми жи­вот­ных, в т. ч. с ры­ба­ми (па­рази­ты, сим­би­он­ты, ком­мен­са­лы). Весь­ма раз­но­об­раз­ны здесь мол­лю­ски (толь­ко класс брю­хо­но­гих на­счи­ты­ва­ет здесь ок. 100 ви­дов). Та­кое бо­гат­ст­во от­дель­ных групп в од­ном во­до­ёме – при­мер сво­его ро­да «взрыв­ной» эво­лю­ции, ко­то­рую не­лег­ко объ­яс­нить с по­зи­ций ка­но­нов со­вре­мен­ной эво­лю­ци­он­ной тео­рии.

При­чи­на­ми боль­шо­го ви­до­во­го раз­но­об­ра­зия и вы­со­ко­го уров­ня эн­де­миз­ма жи­вот­но­го ми­ра Даль­не­го Вос­то­ка яв­ля­ют­ся спе­ци­фи­че­ские осо­бен­но­сти ланд­шафт­но-кли­ма­ти­че­ских ус­ло­вий, а так­же слож­ней­шие про­цес­сы фор­ми­ро­ва­ния фау­ны. Её вы­со­кое раз­но­об­ра­зие де­мон­ст­ри­ру­ют мно­гие груп­пы жи­вот­ных. Так, род ти­хо­оке­ан­ских ло­со­сей пред­став­лен на Даль­нем Вос­то­ке 6 ви­да­ми (гор­бу­ша, ке­та, ки­жуч, нер­ка, си­ма, ча­вы­ча), род голь­цов – 11 ви­да­ми. В Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии оби­та­ет лишь один або­ри­ген­ный вид из от­ря­да со­мо­об­раз­ных (обык­но­вен­ный сом); от Оби до Бай­ка­ла пред­ста­ви­те­ли это­го от­ря­да от­сут­ст­ву­ют, а в бас­сей­не Аму­ра встре­ча­ют­ся пред­ста­ви­те­ли 7 ви­дов из 4 ро­дов (амур­ский сом и 6 ви­дов се­мей­ст­ва ко­сат­ко­вых). Ана­ло­гич­ную кар­ти­ну де­мон­ст­ри­ру­ют дву­створ­ча­тые мол­лю­ски се­мей­ст­ва пре­сно­вод­ных жем­чуж­ниц: в Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии оби­та­ет один вид – жем­чуж­ни­ца европейcкая, а в При­аму­рье и При­мо­рье – 4 ви­да. По­хо­жие на жем­чуж­ниц пер­ло­ви­цы (из ро­да Мид­ден­дор­фо­вых пер­ло­виц) пред­став­ле­ны на Даль­нем Вос­то­ке де­сят­ком ви­дов, яв­ляю­щих­ся ре­лик­та­ми бы­лых эпох, ко­гда эту тер­ри­то­рию на­се­ля­ли пред­ста­ви­те­ли бо­га­той суб­тро­пи­че­ской фау­ны. В то же вре­мя до­ж­де­вые чер­ви в При­мо­рье пред­став­ле­ны не­боль­шим чис­лом ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ных ви­дов, то­гда как на юге Си­би­ри и Ура­ла оби­та­ет ряд ха­рак­тер­ных эн­де­ми­ков.

Зоо­гео­гра­фи­че­ское рай­они­ро­ва­ние Рос­сии. В со­от­вет­ст­вии с прин­ци­па­ми клас­си­че­ской зоо­гео­гра­фии тер­ри­то­рия Рос­сии от­но­сит­ся к Па­ле­арк­ти­ке (на­зы­вае­мой об­ла­стью, ино­гда по­доб­ла­стью), ко­то­рая яв­ля­ет­ся ча­стью Го­ларк­ти­ки (вто­рая её часть – Не­арк­ти­ка, со­от­вет­ст­вую­щая тер­ри­то­рии Се­вер­ной Аме­ри­ки). Гра­ни­ца ме­ж­ду Па­ле­арк­ти­кой и Не­арк­ти­кой в рай­оне Бе­рин­го­ва м. весь­ма ус­лов­на: по мно­гим фау­ни­сти­че­ским при­зна­кам Аля­ска объ­е­ди­ня­ет­ся с се­ве­ро-вос­то­ком Ев­ра­зии в еди­ную зоо­гео­гра­фи­че­скую ка­те­го­рию – Бе­рин­гию. В пе­рио­ды осу­ше­ния Бе­рин­го­ва прол. она иг­ра­ла роль мос­та, че­рез ко­то­рый про­хо­ди­ли ин­тен­сив­ные об­ме­ны ви­да­ми ме­ж­ду Ази­ей и Аме­ри­кой. Напр., бу­рый мед­ведь, поя­вив­шись в зап. час­ти Ев­ра­зии в ран­нем плей­сто­це­не, бы­ст­ро за­се­лил её тер­ри­то­рию и про­ник в Аме­ри­ку. Че­ло­век то­же пе­ре­шёл на Аме­ри­кан­ский кон­ти­нент че­рез Бе­рин­гию. Тес­ные фау­но­ге­не­ти­че­ские свя­зи се­ве­ро-вос­то­ка Азии и се­ве­ро-за­па­да Аме­ри­ки от­ра­же­ны и в рас­про­стра­не­нии со­вре­мен­ных ви­дов. Мно­гие ви­ды оби­та­ют по обе сто­ро­ны Бе­рин­го­ва прол. (напр., дал­лия, или чёр­ная ры­ба, гусь-бе­ло­шей, ку­лик пе­соч­ник-крас­но­шей­ка). Ареа­лы не­ко­то­рых жи­вот­ных Бе­рин­гий­ско­го ком­плек­са про­сти­ра­ют­ся до Сред­ней Си­би­ри.

Важ­ней­шая зоо­гео­гра­фи­че­ская гра­ни­ца про­хо­дит по Ени­сею; она раз­де­ля­ет Ев­ро­пей­ско-Си­бир­скую и Вос­точ­но-Си­бир­скую по­доб­ла­сти Па­ле­арк­ти­ки. Для пер­вой ха­рак­тер­ны ви­ды с ев­ро­пей­ским ти­пом ареа­ла, рас­про­стра­нён­ные на Рус­ской рав­ни­не и Кав­ка­зе, на вос­ток до Ура­ла, вер­ховь­ев Оби, да­же до Ени­сея (к их чис­лу от­но­сят­ся обык­но­вен­ный под­ка­мен­щик, гре­бен­ча­тый три­тон, тра­вя­ная ля­гуш­ка, ме­дян­ка, зе­лё­ный дя­тел, ще­гол, ев­ро­пей­ская нор­ка, ку­ни­ца, за­яц-ру­сак). Для вто­рой – ви­ды с ареа­ла­ми, ох­ва­ты­ваю­щи­ми б. ч. Си­би­ри (на за­пад до Оби, Ал­тая, ино­гда за Урал) и при­ле­гаю­щие рай­оны Мон­го­лии; ти­пич­ные пред­ста­ви­те­ли – си­бир­ский ха­ри­ус, си­бир­ская ля­гуш­ка, ка­мен­ный глу­харь, ко­ло­нок, ка­бар­га и др.

На юго-за­па­де Рос­сии про­во­дят гра­ни­цу Сре­ди­зем­но­мор­ской по­доб­ла­сти Па­ле­арк­ти­ки, ко­то­рая ох­ва­ты­ва­ет юж. часть Ев­ро­пы и се­вер Аф­ри­ки. Ха­рак­тер­ные для неё ви­ды дос­та­точ­но хо­ро­шо пред­став­ле­ны на Кав­ка­зе, за­хо­дят в пре­де­лы Сред­ней Азии и до Ал­тая, не­ко­то­рые – в юж. часть Рус­ской рав­ни­ны. Сре­ди пред­ста­ви­те­лей это­го ком­плек­са в фау­не Рос­сии из птиц – крас­но­но­сый чи­рок, чер­но­брю­хий ря­бок, крас­ный кор­шун, обык­но­вен­ный ко­зо­дой, зо­ло­ти­стая щур­ка, из на­се­ко­мых – шмель гли­ни­стый, ско­лия-ги­гант.

Тер­ри­то­рии При­аму­рья и При­мо­рья от­но­сят к осо­бой по­доб­ла­сти Па­ле­арк­ти­ки, ко­то­рая по-раз­но­му име­ну­ет­ся зоо­гео­гра­фа­ми (Па­ле­ар­хе­арк­ти­че­ской, Ги­ма­лай­ско-Ки­тай­ской, Вос­точ­но-Ази­ат­ской), или к Ори­ен­таль­ной об­лас­ти (на­зы­вае­мой так­же Си­но-Ин­дий­ской). Ха­рак­тер­ные пред­ста­ви­те­ли это­го зоо­гео­гра­фи­че­ско­го ком­плек­са в фау­не Рос­сии: са­мая круп­ная ку­ни­ца хар­за, бе­ло­гру­дый, или чёр­ный, мед­ведь; из птиц – да­ур­ский жу­равль, рыб­ный фи­лин, иг­ло­хво­стый стриж, япон­ская му­хо­лов­ка, тиг­ро­вый со­ро­ко­пут; мно­гие ви­ды амур­ской их­тио­фау­ны: даль­не­вос­точ­ные пес­ка­ри, амур­ский бе­лый лещ, жел­то­щёк, змее­го­лов, ки­тай­ский окунь, или ау­ха, и др. Фау­на этой по­доб­ла­сти пред­став­ля­ет со­бой свое­об­раз­ную смесь жи­вот­ных су­ро­вой тай­ги и пыш­ных суб­тро­пи­ков.

Ос­но­вой зоо­гео­гра­фи­че­ско­го рай­они­ро­ва­ния слу­жат фау­ни­сти­че­ские и так­со­но­ми­че­ские ис­сле­до­ва­ния, ко­то­рые воз­глав­ля­ют­ся Зоо­ло­ги­че­ским ин­сти­ту­том РАН. В нём скон­цен­три­ро­ва­ны бо­га­тей­шие уни­каль­ные кол­лек­ци­он­ные фон­ды, слу­жа­щие эта­лон­ным ма­те­риа­лом при опи­са­нии и ин­вен­та­ри­за­ции видо­во­го раз­но­об­ра­зия фау­ны на­шей стра­ны.

Лит.: Пти­цы Со­вет­ско­го Сою­за. М., 1951– 1954. Т. 1–6; Мле­ко­пи­таю­щие Со­вет­ско­го Сою­за. М., 1961–1976. Ч. 1–4; Зен­ке­вич Л. А. Био­ло­гия мо­рей СССР. М., 1963; Оп­ре­де­ли­тель на­се­ко­мых Ев­ро­пей­ской час­ти СССР: В 5 т. М.; Л., 1964–1988; Оп­ре­де­ли­тель зем­но­вод­ных и пре­смы­каю­щих­ся фау­ны СССР. М., 1977; Оп­ре­де­ли­тель на­се­ко­мых Даль­не­го Вос­то­ка СССР (Рос­сии): В 6 т. Л.; СПб., 1986 – ; Гро­мов И. М., Ер­бае­ва М. А. Мле­ко­пи­таю­щие фау­ны Рос­сии и со­пре­дель­ных тер­ри­то­рий. Зай­це­об­раз­ные и гры­зу­ны. СПб., 1995; Мле­ко­пи­таю­щие фау­ны Рос­сии и со­пре­дель­ных тер­ри­то­рий. Хищ­ные и лас­то­но­гие. СПб., 2001; Крас­ная кни­га Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции (жи­вот­ные). М., 2001; Ат­лас пре­сно­вод­ных рыб Рос­сии. М., 2002. Т. 1–2.

Вернуться к началу